Эротические рассказы

читайте бесплатно порно рассказы онлайн


Tribsfight — удача — Лесбиянки (Лесби)

Автор: admin

Анюта крашеная блондинка в возрасти тридцати пяти лет. Не высокого роста не более 167см. Не смотря на уже не молодой возраст, имеет довольно привлекательные формы, небольшая грудь второго размера. Тонкая талия и плоский, крепкий животик. Бедра совсем чуть — чуть полноваты но это не портило ее. Несмотря на свою привлекательность она до сих пор не была замужем да и детей не имела. Наверное родители были бы счастливы но она просто не могла себя ставить сделать то что ей не нравилось. Мужчины были для нее друзьями но не больше. Близость с ними не приносила Ане удовольствия, каждое движение в свою сторону она расценивала как угрозу, может именно потому она будучи бухгалтером так часто меняла работу не находя общего языка с распускающими руки начальниками.
Не удивительно, Анюта всегда питала сильную тягу к женщинам, сколько себя помнила. С лет двенадцати, правда смелости набралась только в восемнадцать впервые поцеловать женщину. И с тех пор началось. Сколько их было двадцать? Тридцать, сорок? Больше? Она и сама не сосчитала бы, она как пламя поглощала все новых и новых партнерш. Вначале все было так восхитительно, нежность, влюбленность, ласкания и касания. Но шли годы и все менялось, менялась и Аня. Она была перенасыщена этой нежность. И однообразием. Устала от этого всего, в ней горело пламя которое ей хотелось выплеснуть. Но не знала как, в чем найти выход? Пока однажды сидя дома в инете не увидела ЭТО. Трибфайт (tribsfight). Ее на столько заворожили схватки двух девушек сцепившихся как две дикие соперницы в порыве бешеной страсти, и не просто для секса, но и для победы. Она смотрела на то как они вцепившись друг в друга остервенело вжимаются гениталиями и просто текла перед монитором не в силах сдержатся. С тех пор она мечтала об этом каждый день, и представляла соперницу в душе каждый вечер доводя себя до безумия.
Все пришло само собой, словно так и должно было бить. Рассылка по и — нету из старого лесби чата о котором она уже и думать забыла. “Трибфайт город Одесса. Ночной клуб Белый кролик, не пропустите! ” И разве она могла пропустить? Сколько бы не стоило попасть в это место, она должна была там оказаться.
Около 23: 50 она подъехала к клубу, одетая в черном платье с широким разрезом и в туфельках на высоких каблуках. Без белья, чтоб ничто не мешало ей насладится встречей. Вход и правда оказался не из дешевых, почтим месячная зарплата Ани но она была согласна на две лишь бы увидать все сама. В зале было не так много людей, не более пятидесяти. Либо любителей этого вида “борьбы” было ни так уж много. Либо вход и правда был слишком дорогой. Но Анюта была этому только рада. И вот началось.
На маты вышло две девушки, высокая, загорелая брюнетка с большими карими глазами и великолепной фигурой. И не менее высокая рыжеволосая красавица с пышной грудью. Они были обнажены. Девушки медленно двигались по кругу смотрят друг другу в глаза как две кошки.
От одного их вида Аня слегка сжала бедра, чувствуя что возбуждение поднимается в ней как снежная лавина.
Соперницы бросились друг на друга под громкие крики толпы. Они сцепились упав, покатились по матам, брюнетка оказалась верху и сразу же вцепилась в волосы рыжей. Их сцепка продолжалась несколько мгновений, пока рыжая не дотянулась до шей соперницы и не сжала ее. И вот они снова сцепились в один клубок. А когда остановились все смогли видеть что соперницы лежа боком лицом друг к дружке вонзили пальчиков кисы и бешено вгоняют пальчики сверля друг друга взглядами.
Толпа снова взорвалась криками. Кажется всеобщее возбуждение росло как на дождях. Но ни кто наверное не испытывал такого неземного возбуждения как Аня, она была готова кончить прямо сейчас, просто сидя на стуле и смотря на них. Ее просто трясло от увиденного и услышанного.
Рыжая первая не выдержав громко застонала и слегка выгнулась продолжая смотреть в глаза брюнетке

Записки из «Розового дневника» — Лесбиянки (Лесби)

Автор: admin

Приподняв голову, она заглянула в смеющиеся, хмельные газа подруги. Ее ноги стали медленно раздвигаться в стороны, заставляя ноги Карины делать то же самое. Руки начали медленно гладить бедра в чулках, постепенно продвигаясь к их кромке. Карина поставила свой фужер, обхватила руками голову подруги и притянула к своей груди. Ее пальцы стали ворошить еще чуть влажные волосы, беспощадно спутывая их. Алиса, запустив ладони под платье, нежно гладила округлые ягодицы. Ее руки скользили вдоль трусиков. Запустив один палец под их тонкую полоску, она продолжила ласки, уже двигаясь по ложбинке, а другая рука нашла потайную молнию на спине и медленно потянула ее вниз. Карина подняла руки и помогла снять с себя платье. Теперь она стояла в полный рост между ног у Алисы, которая продолжала ласкать ее тело. Карина положила свои ладони на ладони подруги и стала сопровождать их, одновременно покачивая бедрами. Затем их руки вместе стали перемещаться на талию и дальше вверх. Добравшись до лифчика, Алиса расстегнула на нем крючки. Через секунду он присоединился к платью на полу. Карина снова взяла руки подруги и продолжила ласкать на этот раз свою грудь. Она запрокинула голову и закрыла глаза, когда соски стали упругими. Опустившись на колени перед Алисой, она впилась в ее губы страстным поцелуем. Они упоенно целовались, обхватив друг друга за головы руками. Их языки проникали в рот друг друга. Губы готовы были разорваться, когда они старались заключить в себя чужие. От редких вдохов их дыхание стало учащенным. Наконец Карина поднялась. Она поставила свою ногу на плечо подруги и стала медленно укладывать ту на постель. Когда голова Алисы коснулась подушки, Карина шагнула на диван. Алиса, как девственница в первую брачную ночь, скрестила, плотно сжав, ноги. Лишь тонкая полоска вьющихся волос на лобке призывно манила к себе. Карина встала над подругой на уровне груди. Она стала медленно двигать бедрами, то приседая, то вновь поднимаясь в полный рост. Одну руку она закинула себе за голову, а другой начала гладить свой лобок поверх трусиков. Алиса подняла свои руки и стала гладить ее ноги на сколько могла достать. Карина развернулась спиной к подруге и продолжила свой возбуждающий танец. Когда она присела в очередной раз, Алиса схватила ее за бедра и притянула к себе. Та вынуждена была опуститься на колени. Потянув еще сильнее, Алиса уложила ее на себя. Поправив подушку под головой, чтобы не устала шея, она провела кончиком языка вдоль тоненькой полоски трусиков, которые находились теперь у ее самого лица. В то же время руки Карины раздвинули ее ноги, и Алиса согнула их в коленях. Она еще раз провела языком поверх черной полоски, а затем большим пальцем руки отвела ее в сторону. Второй рукой она раскрыла половые губы и поцеловала их. Алиса стала ритмично водить языком, стараясь проникнуть как можно глубже, она чувствовала, как стала обильно появляться влага, как тело подруги время от времени пробивали судороги, и как внутри ее самой методично двигались палицы Карины. Казалось, что из под нее самой набежало столько влаги, что они скоро утонут. И чем чаще Карина постанывала, пытаясь проникнуть в нее как можно глубже, тем сильнее Алиса сжимала губами клитор подруги. Из позы «валетом» это было не очень удобно, но сложности вносили свою красоту и возбуждали еще сильнее. Когда в груди Алиса почувствовала жар, Карина уже извивалась с яростными стонами. Она кончала, выгнув спину, но руку из влагалища подруги так и не вынула. Жар нарастал, он волной скатился к бедрам и замер, так и не добравшись к низу живота. Карина еще раз вскрикнула и, распластавшись, затихла. Перевернув ее, Алиса села и стала гладить тело подруги. Та, не открывая глаз, улыбнулась и замурлыкала, как кошка. — Ты как? – ее тело еще изредка вздрагивало. — Я сейчас ее, наверное, порву, эту лохматую стерву. Ни как кончить не может. Уже почти, вот – вот. И ни как. – Алиса сидела, поджав колени к подбородку

Откровение другу — Гомосексуалы (Геи)

Автор: admin

Мы всегда вместе играли, нас дразнили женихом и невестой соседские мальчишки. И даже самый-самый первый раз (лет в 5) у нас с ней было что-то вроде "секса" Ну, мы играли в нашу любимую игру "в доктора", у нее мама врачом работала, и как-то игра зашла слишком далеко и мы откровенно ласкались, трогали везде друг друга, больше изучая все аспекты нашего различия, после чего мы пришли к выводу, что моя "палочка" создана для того, чтобы помещать ее в "дырочку" имеющуюся у нее! Что мы и делали, но проку от этого было мало… К тому времени я уже довольно профессионально дрочил, и "палочка" моя даже немного твердела! Это было очень приятно, но я не знал, что происходит со мной когда я довольно долго тереблю ее — становится очень-очень хорошо! А потом все переменилось. К ним приехал ее двоюродный братишка, он был на год старше, и вот с этого момента (это я сейчас осознаю, что уже тогда я был не такой как все) мне стало наплевать на Ленку. Его звали Костя, и он возился со мной и только со мной, как с родным, и он любил меня как родного, и я тоже его любил больше всех на свете(ну, кроме мамы, конечно). Мы проводили вместе все время свое, которое нам отводилось для гуляния. Мы убегали на поле за нашим домом, рядом была железная дорога и мост по которому над рельсами ездили машины. Возле этого моста был небольшой овражек сплошняком обросший ивами, а вокруг овражка было небольшое болотце, и если снять сандалики и носки, и перебраться через болотце, и плотные кусты, то оказываешся на маленькой пушистой полянке, которую не видно ни с верху, с дороги, ни с боков, т.к. ивы так плотно закрывали все это место, что получалось, как будто полянку накрыли большой мохнатой зеленой шапкой. Про это место не знала даже местная вездесущая шпана. Ну, стоят в овраге кусты, да и кому хотелось в болоте пачкаться? А Костя открыл это место совершенно случайно, когда он со своей тетей возвращался из магазина, они шли как раз по мосту, и у него ветром сдуло кепочку, она как раз приземлилась по середине этой зеленой шапки. Он сказал тете, что обязательно достанет кепочку, ну и достал! В результате открыл вот такое замечательное место! Рассказал он про него только мне, и больше никому, даже сестре и тете ничего не сказал! И вот мы все время бегали туда. Вот тогда-то и началось все. Мы рассказывали всякие истории, дурачились, боролись, и в результате всегда побеждал Костя, ну он же сильнее! После всех баталий мы валялись на травке и Костя начинал меня гладить, что мне безумно нравилось, особенно, когда он руками подлезал под рубашку, я отвечал тем же, мы действительно любились, он раздевал меня, я его и мы продолжали бешенный танец наших рук по телам друг друга, изредка отвлекаясь на то, чтобы откинуть очередную снятую вещь. Так подолжалось до тех пор пока мы не оставались в одних трусиках, их снять почему-то, ни он, ни я не решались, но рукам позволялось все, и тела друг друга мы знали в совершенстве! Уже в столь юном возрасте и у меня и у него были особенные места на теле, прикасания к которым вызывало приятную дрожь и покалывание внизу живота, от чего писунчик твердел на сколько мог! Но дальше поглаживаний у нас не заходило. Потом мы дрочили каждый сам себе и испытав это сладостное чувство, называемое оргазмом, немножко отдохнув, одевались и счастливые бежали домой. Это продолжалось до конца лета, а потом Костя уехал! Как я плакал, когда он уезжал, он как мог успокаивал меня, говорил, что обязательно приедет на следующее лето, но я почему-то чувствовал, что больше никогда его не увижу. Так и случилось, пришло следующее лето, а Кости не было, потом я узнал, что в самом начале лета, перед тем, как он должен был поехать в город, к нам….КО МНЕ…. он утонул….. Ну ПОЧЕМУ??? ПОЧЕМУ ИМЕННО ОН?!??!!! Я прорыдал все оставшееся лето, почти никуда не выходя из дома… А зачем? Для чего? Ведь Кости больше НЕ БЫЛО!!! Он был моей первой любовью…. НАСТОЯЩЕЙ…

Папочка — Инцест (С сестрой)

Автор: admin

Все что вы сейчас прочтете — чистая правда.
Меня зовут Катя, мне 16 лет. Однажды со мной произошло странное событие о котором я даже лучшей подруге боюсь рассказывать.
На дворе стоял апрель, снег таял и лужи были на столько большими, да еще и глубокими что сложно было купаться! Как вы наверное знаете у нас не редкость быть облитой проезжающей рядом машиной. Во. Т и я стала одна из этих счастливчиков. Газель мчалась по дороге и водитель наплевав на меня с огромной скоростью проехал по луже. Я с ног до головы промокала. На мне была белая блузка, короткая юбка и каблуки. К сожалению у нас в тот день была физ — ра и я после не решила лифчик не надевать, думаю до дома не далеко никто и не заметит в мои 16 у меня была грудь второго размера и все ею восхищались, честно признаться мне она и самой очень даже нравилась. Я часто стояла перед зеркалом рассматривал себя. Так вот, я была с ног до головы мокрая и моя грудь выперла из под рубашки на столько заметно что казалось, будто блузки и нет. По дороге домой на меня все время таращились люди, у меня было какое-то странное ощущение, мне вот приятно что всем нравится сое тело, но в то же время и стыдно. Дойдя до дома, только перешагнув порог я закрыла за собой дверь и упав на колени заплакала мне было очень стыдно так-как мимо проходило очень много моих знакомых. Преодолев себя я дошла до своей комнаты и разделась, мне лень было идти мыться и я голая пошла заварить чай. За то время я боле — менее успокоилась. Выпив чай я решила принять ванну. Я залезла в ванну и встала намыливать себя, сначала ночи, затем тело, грудь спинку, шею. Смыв с себя пену я вдруг вспомнила возвращение домой и разревелась и не заметила как домой вошел папа. Он услышав мой плач зашел в ванну и увидел меня, я тоже его заметила но не попыталась успокоиться. Мы не стеснялись друг — друга и иногда видели друг — друга голыми. Учитывая тот факт что я даже не знала сто такое секс и не мастурбировала. Он спросил: — Доча что с тобой? — Меня облила машина и я шла домой вся мокрая! — Но это ведь не так страшно. — Да?! — я шла без лифчика и все было видно! Папа вникнув в ситуацию погладил меня по голове и сказал: — Хочешь я помогу тебе успокоиться -Как? — Сейчас увидишь. Он закатав рукав опустил свою руку в воду и потянулся к моей киске. Только он дотронулся я тут де закричала и спросила:
— Зачем ты меня трогаешь там? — Это поможет тебя успокоиться, просто расслабься и раздвинь ножки по шире. Я послушалась и раз двинула ноги. Мне было приятно и в тоже время больно. Он играл там своей рукой средним пальцем мягко надавливая на мой клитор. Я стонала схватившись за края ванны. Папа все ускорял и ускорял темп. Мои ноги начали трястись будто в судорогах. И тут я почувствовала как теплая волна выходит у меня из киски. Мне было на столько хорошо что я не могла не произнести ни слова, я будто была в обмороке. Папа спросил:
— тебе понравилось? — Да пап. Дрожащим голосом ответила я. Он скал если я хочу совсем об
Этом позоре забыть, то я должна вытереться и пойти на кухню. Я так и сделала. Придя на кухню папа убрал все со стола, я спросила:
— зачем ты все убираешь? Он молча подошел ко мне и поцеловал меня в засос, я хотела оттолкнуть его, но его язык уже проник ко мне в ротик и мой язык как на автомате стал проникает в папин рот. Этот поцелуй длился минуты три, потом он взял меня за талию подтолкнул к столу. Он аккуратно поладил меня на стол спиной вниз и расстегнул ширинку и вытащил от туда свой огромный 24 сантиметровый член! Он сказал чтоб я не бес покоилась и сказал что все будет хорошо и я забуду о том случае. Он подошел ближе и начал водить головкой по моей киске. Мое сердце билось как бешеное! Вдруг он остановился и стал просовывать его внутрь меня! Я закричала от боли, но его это не остановило, он все продолжал медленно просовывать его внутрь. Он был уже на половину внутри я снова задрожала. Как только он оказался там полностью он его резко вытащил и смочил его слюной

Круиз — Измена (Любовники)

Автор: admin

Как-то раз мы с женой выиграли путевку в круиз по средиземному морю на теплоходе "Тарас Шевченко". Каюты были очень уютные: 2-х ярусная кровать с
лесенкой на верх, маленький столик и вдоль выходившего на прогулочную палубу окна (иллюминатора) — диванчик. Так же в номере была раковина.
Туалеты и душевые расположены отдельно, но в таком количестве, что их отсутствие в номере не создавало никаких проблем. Публика на теплоходе была
скучная: семейные пары старше среднего возраста из Сибири, пенсионеры и т.д. На всем корабле глаз можно было положить только на одну молодую девушку восточного типа: смугленькую, длинными черными волосами, миндального цвета
глазами и полненькой попкой.
Звали ее Гуля. Не знаю почему, но она была одна и ходила "как неприкаянная" -свободных мужиков не было. Когда она проходила мимо в баре, или купалась в бассейне в купальнике, который не скрывал, а только подчеркивал ее формы: приподнимал груди, тоненькой полосочкой впивался и рельефно очерчивал попку, я постоянно поглядывал на нее с желанием.
Однажды, сидя в шезлонге и загорая, я заметил, что у Гули на пояснице на позвонках красные маленькие ссадины. У моей жены были такие же, после того, как мы в каюте трахались на жестком ковре. Значит, эту восточную красавицу кто-то на корабле имеет. И вот однажды вечером я пошел в душ. Кабинки, как ни странно, были заняты все, кроме одной. Я уже собирался зайти и закрыть за собой дверь, как тут вошла Гуля, оценила ситуацию, и попросила, чтобы я уступил ей очередь. Она была с распущенными волосами в коротеньком халатике. Я сказал, что давай, примем душ вместе. Она ничего не ответила и зашла в кабинку. Я за ней и закрыл дверь, включил теплую воду. Повернувшись к ней, я обнял ее, начал целовать в губы. Она ответила на поцелуй и сама начала меня с восточным темпераментом и страстью целовать и ласкать. Я откинул ее волосы и слегка куснул за изящное ухо, Гуля застонала, схватила одной рукой меня за волосы, а другой рукой за попу и прижала к себе. Я начал целовать и покусывать за нежную шейку, спустил с плеч халатик и начал целовать в округлое плечико, языком облизывать ухо и шею. Гуля заводилась все больше и больше. Я спустил ее халат совсем: она была абсолютно голенькой. Продолжая целовать, я сжал ее кругленькую попку и прижал к себе. Вся попа у нее была липкая, лобок и живот, плотно прижимающиеся ко мне тоже были все скользкие и мокрые. Ее только что оттрахали и кончили на живот и попку! Гуля не обратила внимания на мое секундное замешательство и продолжала ластиться ко мне. Я отстранил ее от себя, развернул спиной, прижал к стенке. По ее телу стекали струи воды. Я засунул два пальца ей в щелку, а сам стал срывать с себя одежду. Подошел к ней, приподнял ее ногу и засунул свой вставший член в ее мокрую припухшую пещерку. Она стонала, а я изо всей силы входил в нее на всю длину. Очень скоро я почувствовал, что сейчас кончу. Я вышел из нее, поставил ее на колени, открыл ей рот и кончил туда. Она шевелила своим розовым язычком, часть спермы стекала по ее подбородку, а часть она проглотила. Мы, не разговаривая, начали намыливать друг друга, терлись друг об друга скользкими телами, я намыливал и глубоко проникал пальцами в ее только что оттраханую пещерку, теребил клитор, глубоко засовывал пальцы в упругую пещерку между пухленькими половинками попки. Она ласкала мыльной рукой мой пенис, потом встала на колени и начала ласкать мой член своими мягкими грудями, брала его в рот. Я кончил в тот момент, когда моя головка была зажата ее роскошными полушариями. Струя попала ей на шею, стекла на грудь и ложбинку между ними. Я быстро помылся и вышел, пока она продолжала с закрытыми глазами размазывать сперму по своему телу.
С тех пор мы почти каждый вечер трахались в душевой кабинке. Было, правда, тесно и не очень удобно. Я начал приходить к Гуле после того, как имел свою жену, и заставлял ее облизывать мой мокрый член, измазанный спермой и смазкой моей половины

Месть — Измена (Любовники)

Автор: admin

Я шла мимо с кипой бумаг в контору, где работаю экономистом. Встреча оказалась для нас всех настолько неожиданной, что я чуть не выронила сумку с документами, а мой благоверный встал как вкопанный с открытым ртом. Пару секунд он соображал как бы половчее соврать и не нашел ничего оригинального, представив свою спутницу как делового партнера по бизнесу. Я оттащила его в сторонку и высказала все, что думаю про его "полового" партнера по его гребаному бизнесу. "Если ты позволяешь себе трахать кого попало, то и я не буду сдерживать себя" — бросила я ему в лицо. Муж от неожиданности происшедшего только невразумительно оправдывался. Конечно, я погорячилась. У меня не было тайных страстей и желаний — меня вполне устраивала наша интимная жизнь с быстрым сексом раз в две недели. Но после такого я просто обязана была отомстить мужу, сделав ему пару крепких развесистых рожек. Вот теперь я сидела на кухне своей давней подруги и изливала ей душу. Из открытого окна веяло прохладой начинающегося летнего вечера, на столе стояла бутылка водки, опустошенная нами наполовину. — Да брось ты переживать, — говорила мне Маша, — все они сволочи. Я своего турнула три года назад и живу спокойно. — Не хочу я с ним разводиться, — ответила я, — из-за детей не хочу. Пусть кобель, но ведь отец родной. Пацанам без отца никак нельзя. А вот если найду достойную замену, то тогда и буду настаивать на разводе. — Тогда найди себе мужика и переспи с ним. — Где ж его найдешь, мужика-то? — А что на работе приличных нету что ли? — У нас бабье царство, ты же знаешь. Есть парочка начальников, но я не хочу заводить шашни на работе. — Хорошо, — тряхнула головой Маша, — у меня есть на примете один. Договорюсь на выходные — съездим на природу, шашлыки, вино и так далее. Не кисни, подруга, сделаю я тебе романтический уикенд с хорошим трахом. — Ладно, — без особого энтузиазма согласилась я. Что ему, паразиту, надо? — думала я, собираясь домой и разглядывая себя в зеркало в прихожей подруги. На меня смотрела подвыпившая брюнетка средних лет с аппетитными формами, угадываемыми под легким летним платьем. Я присмотрелась к своему отражению. Приятное лицо почти без морщин, высокая тяжелая грудь, скрытая лифчиком, небольшой животик, который вовсе не портил фигурку, талия, которой можно еще и позавидовать, упругие бедра, круглая попка еще, не потерявшая былой упругости. — Любуешься? — с улыбкой спросила Маша, подойдя сзади. — Смотрю, чем не вышла своему мужу, — нахмурилась я. — Да ты просто конфетка, — рассмеялась Маша и обняла меня сзади. Руки ее обхватили меня за талию, затем одна легла на мою грудь, другая спустилась ниже талии. — Машка, — строго сказала я, пытаясь высвободиться из ее объятий, — что ты делаешь? — Утешаю свою подругу, — ответила она и, повернув мое лицо к себе, поцеловала меня в губы. Это был первый настоящий поцелуй с женщиной в моей жизни. Спиртное дало о себе знать, по телу разлилась истома, я повернулась к Маше и сжала ее в объятиях. Мы стали так неистово целоваться взасос, что я вдруг подумала: "уж не становлюсь ли я лесбиянкой?" руки наши блуждали по телам друг друга. Маша стала тихонько постанывать, я тоже здорово завелась. Наконец, после минут пяти такой страсти, мы разжали наши объятия и стояли глядя друг на друга, тяжело дыша. — Я лучше пойду, — сказала я глухим голосом, выравнивая дыхание, — а то мы так можем далеко зайти. — Звони, — коротко ответила Маша, — будь осторожней. Я вышла из подъезда и направилась домой. Погода стояла чудесная, солнце уже садилось и не так сильно пекло как днем. В то же самое время еще не наступили сумерки и не стало слишком прохладно, как обычно бывает в августе. Идти мне предстояло через небольшой парк — дом Маши находился на окраине парка в зеленой зоне. Я шла по пустынно аллее в стороне от основных дорог. По обеим сторонам грунтовой дорожки рос зеленой стеной какой-то кустарник высотой метра полтора

Вечерний забег — Классика секса

Автор: admin

Мы выпили еще по стопке, и он как-то неожиданно быстро, как пьянеют все алкоголики, вдруг "поплыл", заснул на полуслове, сложив голову на стол. Мы с Надей понимающе переглянулись. Я поднял его и отвел в спальню на кровать. Он упал поверх одеяла и громко захрапел, что-то довольно пробурчав перед этим.
Я вернулся на кухню. Мое сердце бурно билось. Мы остались наедине с молодой женщиной.
На столе перед нами, стояла лишь наполовину опорожненная бутылка водки.
— Давай выпьем Наденька, — сказал я, не замечая, что называю женщину ласкательным именем, как обычно называю ее про себя.
Я заметил это лишь тогда, когда она в очередной раз покраснела. Обычно бойкая маленькая женщина, сегодня вела себя необычайно скромно.
— Подожди, давай приготовлю немного салата для закуски, — сказала она, вставая со своего места. Проходя мимо, она вновь коснулась меня своим крепким тугим бедром. Невольно, как от ожога, я потер свое бедро рукой.

Я смотрел на ее спину, обтянутую тонким свитером. На виднеющуюся из — под быстро двигающейся руки круглую, твердую и крепкую на вид, небольшую грудь, на такой же крепкий и небольшой, обтянутый черной юбкой зад. Все было очень красиво и ладно в ее маленькой подобранной фигурке, от которой веяло теплом и домашним уютом. И, которая была для меня невыразимо желанна и притягательна.
Помыв помидоры, она подошла к столу, и стоя возле меня, стала нарезать их дольками.
Руки молодой женщины двигались как-то неуверенно, и острый нож, соскользнув, слегка чиркнул ее по пальцу. Легонько ахнув, она зажала тоненький указательный пальчик. Слегка побледнев от боли и испуга, она как-то беспомощно посмотрела на меня.
Я взял ее маленькую руку и посмотрел на палец. На миниатюрном пальчике был маленький, почти еле заметный надрез. Совершенно пустяковый. Но, держа в своих руках ее крепкую теплую руку, волнуясь от этого прикосновения к ней, я хотел продлить это приятное ощущение близости к ней. Поэтому сделал вид, что у нее серьезная ранка. Зажав ее пальчик, я посмотрел ей в лицо:
— У вас есть йод? — спросил я. Она недоуменно пожала плечами.
— Не знаю.
Не выпуская ее маленькой руки из своей горящей ладони, я повернулся, и открыл висящий рядом шкафчик. Йода у них действительно не было. Но бинт нашелся.
Не показывая ей палец, я взял бутылку с водкой и попросил ее:
— Зажмурься, я сейчас залью ранку водкой, немного пощиплет.
Она крепко закрыла глаза. Капнув водки на крошечную ранку, я быстро забинтовал ее пальчик.
— Ну, вот и все можешь открыть глаза, — сказал я, продолжая держать ее за руку. — Можешь открыть. Уже все.

И не удержавшись, наклонился, и едва коснувшись к ее ярким и упругим свежим губам, поцеловал молодую женщину. Она смущенно покраснела и, гибко отпрянув от меня, легко скользнула мимо меня к столу.
Избегая, смотреть друг на друга, мы выпили по еще стопочке, безмолвно решив растянуть водку, что бы иметь повод дольше посидеть наедине. Мы сидели напротив друг друга, и делали вид, что не замечаем, как соприкасаются наши колени. Волнение все больше охватывало мою душу.
Дрожащей от волнения рукой я налил себе и девушке выпить, вылив почти всю водку. Мы выпили, понимая, что делаем это с определенной целью, "облегчить взаимопонимание". Выпитая водка благодатно действовала на наши напряженные нервы. Я закурил.
— Дай и мне, — слегка осевшим от волнения, охрипшим голосом, попросила Надя.
Она взяла сигарету, и, прижавшись грудью к столу, склонилась к моей зажженной зажигалке. Мои глаза невольно остановились на ее смятой о стол соблазнительно округлой груди.
Все безмолвно решилось между нами, пока мы сидели за столом. Надя осталась со мной и этим, как бы дала свое молчаливое согласие на предстоящую близость. Стесняясь, взглянуть друг на друга, мы с Надей излишне сосредоточенно дымили сигаретами.
Набравшись решимости, я встал, и щелкнул выключателем. Маленькая кухонька погрузилась во тьму. Сейчас она была лишь слегка освещена луной

Почти по Бунину — Первый секс (Потеря девственности)

Автор: admin

— О, о, о, м, м, м, — трудно стонала она, подергивая бедрами и силясь еще плотнее прижаться к нему, до боли вжимаясь в мои бедра своим лобком -Как хорошо! — с трудом прошептала она, подняв покрасневшее лицо и облизывая свои спекшиеся губы.
— Это всегда так? Да?
— Всегда, моя девочка, — страстно целуя ее, прошептал он, нежно гладя руками ее роскошный упругий зад.
Она сползла с меня и бессильно раскинув руки и ноги, лежала рядом с ним на животе, совершенно забыв о своей наготе.
Крутые холмы ее крупного, полного зада белели в полумраке сеновала. Я приподнялся, и начал с жаром целовать тело девушки. Она поежилась, и еще больше расслабилась, переворачиваясь с бока на бок, доверчиво подставляя свое молодое, жадное до ласк тело под мои страстные поцелуи.
Задыхаясь от нахлынувших чувств, я продолжал ласкать ее губами, спускаясь вниз по упругому животу. Добравшись губами до низа живота девушки, я стал ласкать ее половые губы и клитор.
— Дядя Сережа, — совсем разомлев от умелой сводящей с ума ласки, прошептала она -как хорошо!
Я продолжал ласкать, перебирая губами нежные набухшие лепестки девушки, доводя ее до изнеможения. Полные дрожащие бедра Зойки то и дело сводила сладострастная судорога. Упругий, выпуклый живот девушки то втягивался, то раздувался. Ее крупное тело била дрожь.
— Сереженька, милый еще! Просила она, не замечая, что в порывах охватившей ее страсти, называет недавнего "дядю" милым Сереженькой. В сладкой непреодолимой истоме она немилосердно с такой силой мяла свои упругие груди, что казалось — из набухших ярко малиновых сосков вот — вот брызнут струйки крови.

Она раздвинула полные бедра, с силой выгибаясь вверх, и подставляя себя моим ласкающим, сводящим ее с ума, настойчивым губам. В тщетной надежде освободиться от томящего ее тела желания, она выгибалась, подставляя мне свои набухшие широко раскрытые половые губы.
— Сереженька, — нежно и страстно шептала она, — возьми меня, ну что ты медлишь, — я сейчас умру! — воспаленно шептала она, широко раздвигая полные ноги.
Измученный не меньше ее, набухшим членом я нежно раздвинул ее воспаленные губы, и с силой, резко, до конца, вошел в ее лихорадочно пульсирующую глубину.
Пукнув, она страстно застонала и подалась навстречу, насаживаясь на его член. Ее бедра с не меньшей силой, стали беспорядочно подниматься навстречу его толчкам.
— Ах! Ах! Ах, как хорошо! — восторженно шептала она, двигаясь в одном со мной темпе. Она кончала раз за разом, всем своим молодым телом подбрасывая меня в пароксизмах страсти. Чтобы заглушить ее страстные громкие стоны, я закрывал рот девушки ладонью. И она, задыхаясь, пукая под его мощными ударами и не замечая этого, с багровым от страсти лицом целовала мою руку, истекая обильным соком.
Кончив, безвольно раскинув руки, мы лежали, рядом набираясь сил. Она лежала на спине, широко раздвинув ноги, пытаясь остудить свою горящую, растертую почти до крови, половую щель. Ее руки с жадной настойчивостью продолжали ощупывать мой член, забираясь между ног, ласкали мошонку. Пробуждающаяся страсть вновь бросала нас в объятия друг друга.

В этот первый для них день мы с не иссякающим наслаждением истязали друг друга. Пока, наконец окончательно не выбились из сил. Мы лежали рядом, и казалось, что наши тела парят в полумраке, царящем на сеновале.
Почувствовав прилив сил, я приподнялся, и взглянул на девушку. Она лежала, широко раздвинув упругие стройные ноги. Ее округлая грудь даже в таком положении сохраняла свою прелестную округлую форму. Ярко алые девичьи соски манили его своим аппетитным видом.
Я нагнулся над ней и осторожно втянул губами упругий сосок ее груди, который тут же нежно распустился у него во рту. Блаженно закрыв глаза, девушка подчинилась моим нежным ненасытным рукам и губам, ласкающим ее, поворачиваясь вокруг и подставляя под поцелуи свое пробужденное для любви тело.
В это лето я забыл о рыбалке, и мы с Зойкой проводили большую часть времени на сеновале, изобретая новые и новые способы любви

Попала… Записки проститутки. Часть 7 — Принуждение (Изнасилование)

Автор: admin

— Соси, сучка! Ты сама этого хотела!
— Йа — а — а!
Сосу, а прикованный раб корчится в оковах, глаза горят, слюнки текут, конец снова начинает перемещаться с половины седьмого на двенадцать.
— Червь, ты всё ещё её хочешь?
— Ja — a — a, das ist fantastisch!
— Смотри, червь, смотри, как она может трахаться!
Сейчас я насажена на два члена попой и киской, и они бодро двигаются во мне, пытаясь, видимо, встретиться где-то в районе моего желудка. Их лапищи нагло шарятся по моим прелестям, я хриплю в экстазе на этих мощных поршнях. Ах, как они умеют! Пусть ещё раз также выпорют, лишь бы ещё раз также трахнули!
Но нет, они злые. После того, как мы во весь голос кончаем, и я обессилено падаю на пол, добрые доктора мочатся на меня.
— А такую ты её тоже хочешь, раб?
— Йа — а — а — а!
Палачи, наконец, отпускают жертву. Та, дробно стуча локтями и коленями по полу, на четвереньках подбирается ко мне. — Ну, трахни эту обоссанную сучку! Мне в ротик отправляется член страстотерпца, и я стараюсь всемерно вознаградить его моральный и физический урон. Но, чтобы жизнь не казалась мёдом, один из господ потрахивает раба в спину ручкой плети. А второй возобновляет упражнения стеком с моёй щелкой, явно пытаясь выпороть клитор. А потом плётка перемещается уже в мою задницу, киска сдана в аренду страдальцу. Член одного из господ у меня за щёчкой, а второго – в рабском анусе. Да, так меня ещё не любили! И это опять же дьявольски возбуждает. Какое-то время мы сливаемся в некое единое целое, двигающееся в едином ритме, стонущее, сопящее и хрипящее. Первым разряжается несчастный раб: долгое воздержание и массаж простаты делают своё дело, за ним – я – все мои дырочки пылают в оргазме, наши палачи ещё какое-то время имеют нас, но вот и они доходят до кульминации и, пошатываясь, добираются до кровати.
— Эй, ты, вылижи шлюху! А ты, девка, вылижи пол.
Желание господ – закон, мы зыками убираем следы их мочеполовой невоздержанности. При этом пока работаю поломойкой, несчастному рабу приходится носиться вокруг меня на карачках, возвращая мне чистоту и свежесть.
— Хорошо поработали, получите десерт!
На десерт я сосу и дрочу почтенным господам, которые в это время лениво попинывают и постёгивают своего раба — приятеля. Но вот мне в рот извергаются финальные струйки спермы, заливая заодно лицо и сиськи. Раб с удовлетворением фотографирует этот натюрморт, после чего славная троица уже без деления на рабов и господ подхватывает меня и тащит в душ, где отмывается сама и приводит в порядок маленькую Лотту.
Да — а — а!
Возвращаюсь в свой нумер, на скорую руку сушу косу, подмалёвываюсь, переодеваюсь в любимые чёрные чулки и грацию и возвращаюсь в залу. Доктора уже ушли, но, похоже, оставили добрую память – фрау Дорт молча суёт мне ещё пару жетонов. Мои коса и кокошник творят чудеса. Тут же меня и Ирму — Лену забирают в голубой зал трое крепких краснолицых бюргеров, похожих друг на друга, как близнецы. Они весьма целеустремлены, в бар идти отказываются и требуют пиво прямо в номер. Впрочем, один, похоже, уже где-то заправился и весьма основательно. При этом что любопытно, лапам волю почти не дают. Из разговора на лестнице выясняется, что они действительно братья, и у них мясная лавка недалеко от нашего заведения. Лена после своего прежнего борделя всё ещё напряжена, вздрагивает. А весёлые братцы принимают это за девичью стеснительность и стыдливость, кои очень им импонируют.
Для начала они рассаживаются, где попало, и начинают хлебать своё пиво. Нам предлагается поласкать друг друга. Это они здорово придумали. Раздевая и лаская Лену, я потихоньку привожу её в чувство. Она перестаёт дёргаться при каждом резком движении, напрягаться. Её движения всё более расслаблены. Она ласкает меня сначала скорее механически, но мои старания не пропадают втуне. Как когда-то я при первых моих лесбис — опытах, она старается отблагодарить меня за приятные ощущения. А ведь тут главное не техника, а чувство

Попала… Записки проститутки. Часть 7 — Принуждение (Изнасилование)

Автор: admin

И это сближает, хотя я, положа руку на сердце, вовсе не намерена пока предлагать восстановить порушенный брак, а из слов Анатолия понятно, что и он не собирается пока спасать похищенную красавицу — жену из борделя и пытаться вернуть её в лоно семьи. Просто сейчас каждый из нас хорошо понимает другого, и мы оба знаем, что нам сейчас нужно. Очень нежно ласкаем друг друга, целуем, я называю его (нет, её) Верой. Я сейчас люблю её как Вику, Ирку или Сильвию. И она меня также. Только в отличие от других моих подружек ей не нужен страпон, у неё свой пистолетик. И мы по очереди удовлетворяем друг друга. Сначала я по просьбе Веры надела страпон и поимела её в попку. Это возбудило её, и она, не вынимая отстёгнутого страпона из себя, трахнула меня по тому же адресу. Потом мы сосали друг другу, а потом она ещё раз поимела меня уже в классической миссионерской позе. После чего взглянула на часы, сбегала в душ … и вернулся Анатолием. Чмокнул в щёчку, хозяйски провёл ладонями по всем моим достоинствам- Пока, Кися! Ты мой адрес знаешь, я твой теперь тоже, пиши!
— Пока, ты тоже, если что пиши. А то приходи, обслужу.
— Обязательно.
И он уходит. А времечко то уже какое! Пора жетоны сдавать. Наскоро прибираюсь и тут замечаю подозрительные пятна на свежей шёлковой простыне. Осматриваю себя. Так вот с чего у меня с утра всё внутри ныло!
Расцвела за окнами акация,
Радуется вся моя семья.
У меня сегодня менструация — Значит не беременная я.
Так мы пели ещё во студенчестве. Но я хороша, девочке двадцать восемь, а она с мужиками о собственном цикле забыла.
Узнав о моём состоянии, фрау Дорт дает мне отгул на неделю. И чего в это время делать? Придумала, буду писать мемуары, или, скажем, записки. Да «Записки проститутки». И псевдоним возьму. Кстати, второе имя моего благоверного мне очень нравится. Буду Верой.
P. S. Через неделю меня среди ночи разбудил звонок фрау Дорт. Всех русских и украинских «матрешек» усадили в закрытый микроавтобус, Курт сел за руль и куда-то нас повёз. Уже в пути мы узнали о том, что немецкая полиция совместно с Интерполом вышла на след фирмы, поставляющих девочек из России и Украины в немецкие бордели, и нас временно эвакуируют. Кажется в Амстердам. Может быть, я об этом когда-нибудь напишу.

« Предыдущие записи Следующие записи »