Эротические рассказы

читайте бесплатно порно рассказы онлайн


Запоздалое возвращение домой — Принуждение (Изнасилование)

Автор: admin

Она, не успела даже вскрикнуть, хотя сильно испугалась. Но, их нападение было столь стремительно, что едва она очутилась в чьих-то сильных руках, как ее рот мгновенно заклеили чем-то липким. Скорее всего, упаковочной лентой или скотчем. Затем, на ее глаза легла тугая непроницаемая повязка, связали за спиной руки. Оказавшись в таком, крайне беззащитном положении, она могла лишь идти, не видя, куда ее ведут, так как под плотную повязку не проникал даже слабый свет. Она не заблуждалась насчет того, с какой целью, кроме изнасилования, захватили ее, молодую, цветущую и красивую женщину. Поэтому была готова к этому.
Ей хотелось только двух вещей. Чтобы не изуродовали лицо и отпустили домой живой.
Ее поставили с вытянутыми вверх руками, привязали их к трубе. Точно также поступили с ногами, заставив расставить на ширину плеч — Как же они собираются снимать трусы? – невольно мелькнула у нее мысль.
Но, когда подняли ее юбку и, просто — напросто, разодрали в клочья трусы, она поняла, что снимать их, насильники не намеревались. Но, лифчик сняли аккуратно. Вообще к чести захватчиков, Ирина Аркадьевна подметила вежливое отношение к своей персоне. Ее не били, не измывались, обращаясь с ней относительно бережно. Это вселило в нее некоторую надежду. По тому, как бережно и трепетно прикасались к ней их подрагивающие пальцы, как они трогали ее груди, живот и половую щель, она заподозрила, что это молодые люди, для которых женское тело не утратило интереса и притягательности.
Нет, это были явно молодые люди. У нее даже возникло подозрение, что один из них, женщина или даже девушка. Ее чувства были настолько обострены, что она почувствовала, как нежны и даже изящны ее пальцы. Так умело и ловко обращаться с лифчиком может только женщина, которая делает это ежедневно. Жаль, что когда они оставались с ней наедине, из-за наглухо заклеенного рта, она не могла обратиться к ней, чтобы, хотя бы узнать, чего они от нее хотят.
Красота тела, совершенство и изящество его форм, не раз выручали Ирину в сложных ситуациях. Она умело пользовалась этим. Ирина Аркадьевна не была ангелом. Еще в институте, зная истинную цену своей красоте, она решила использовать ее, чтобы избежать трудностей в учебе и получить перед однокурсниками преимущества.
Когда один из профессоров предложил ей, сдать зачет по сложнейшей дисциплине у него дома, она после некоторых размышлений согласилась. Стоило ей снять перед ним одежду, престарелый профессор с юношеским пылом бросился к ее ногам и, называя богиней, Венерой, начал страстно целовать ее бедра, ноги и элегантно выбритую половую щель. Ирочка терпеливо стояла перед ним, расставив статные ножки. Елозя вокруг нее на коленях, профессор тщательно обцеловывал и, вылизывал все укромные местечки ее тела и, совершенно раззадорившись, за обязательство стабильно ставить по своей дисциплине только отличные оценки, обрел возможность завладеть ее божественным телом.
Ее это не расстроило. Еще в юности, когда ей исполнилось одиннадцать лет, Ирочка познала мужские ласки. У мамы в то время, был красивый молодой любовник.
Лежа в своей постели, она чутко прислушивалась к звукам их любовных игр, доносившимся из спальни мамы. Мама считала ее достойной того, чтобы почти откровенно объяснять, что она не может чувствовать себя полноценной женщиной без мужских ласк и, даже болеет без них. Приходя к маме пожелать ей спокойной ночи, она несколько раз заставала ее лежащей под любовником. Даже, несмотря на укрывающее их одеяло, было заметно, что она лежит с раздвинутыми в стороны коленями, а сверху, между ее ногами, на ней лежит он. По своей анатомии и телосложению хорошо знакомого ей тела мамы, она отлично разбиралась, какими их местами они соприкасаются, какие органы находятся там

Праздничный секс — Случайный секс

Автор: admin

На носу был Новый Год, мягкие невесомые снежинки падали на заснеженную дорогу, из — за чего она становилась больше похожей на пушистый ковер. Натали спешила на праздник к своему знакомому, который жил в новой шестнадцатиэтажной высотке. Настроение было великолепное, девушка чуть не бежала по скрипящему снегу, ловя своим капюшоном тысячи маленьких снежных комочков. Белоснежные волосы разметались по плечам девушки, щедро покрытые, словно сахарной пудрой, искристыми снежинками. Она поднялась по ступенькам, неторопливо зашла в лифт, который через секунду уже закрывался, оставляя площадку первого этажа позади, но тут в последний момент в него заскочил юркий и энергичный юноша. Это был высокий блондин, черные глаза, которого светились проницательностью и незаурядным умом. Натали сразу же оценила внешние данные парня, его миловидную улыбку, ровные белые зубы, красивые руки, и, конечно же, глаза, в которых можно было утонуть. Парень тоже окинул девушку оценивающим взглядом, но, видно, остался доволен, так как конечным результатом была ослепительная улыбка, от которой она даже покраснела. Но, не смотря на это, оба ехали, молча, не проронив ни слова. На часах было одиннадцать вечера, снежная буря поднималась все сильнее, что-то не заладилось с техникой, пропал свет у всего района, лифт остановился, в нем лишь остался слабый свет от аварийной лампы. Девушка сначала вскрикнула от ужаса, потом со временем начала приспосабливаться к существующей обстановке. Парень оказался лидером и даже в критической ситуации он нашел силы самому собраться и успокоить свою новую знакомую: он быстро вызвал диспетчера, который в новогоднюю ночь был не очень-то рад их слышать, и утешил тем, что аварийная служба скоро приедет. Видимо, «скоро» – растяжимое понятие, особенно в праздник. Сначала молодые люди разговаривали обо всем на свете, выяснили, что должны были оказаться на одном празднике, искренне расстроились, что «вечный» life тут не ловит, и решили отпраздновать бой мнимых курантов с шампанским прямо на месте. Внезапно, когда молодые люди загадывали новогоднее желание, свет совсем потух, видимо, их мечты совпали. Еще мгновенье, и девушка ощутила, как горячая рука дотрагивается до ее шелковистой кожи, сначала легкое прикосновение к лицу, к влажным губам, потом рука скользнула по ее плечам, груди, от чего девушку, словно ударило разрядом тока. Его нос коснулся носа Натали, губы прошептали вопросительное: «Ты хочешь этого? », глубокий поцелуй был знаком согласия. Губы ее были горячими и изголодавшимися, а тело дрожало, как натянутая струна. Ее набухшие соски говорили сами за себя, парень с силой прижал Натали к стене. Она вскрикнула – от неожиданности, боли и восторга, — но он заглушил ее крик жадным поцелуем. Еще секунда и он опустился перед девушкой на колени, он жадно целовал ее холодные коленки, поднимаясь все выше, но хватило лишь доли секунды, чтобы хищник нашел то, за чем охотился. Горячая плоть привлекала его сейчас больше всего на свете, чувственные поцелуи доходили до ее бедер, погружались все глубже в плоть девушки. Твердый язык огибал наименьшие изгибы ее тела, заходил в самые недоступные щели. Натали напряглась, она была готова сгореть в один момент, а потом возродиться, как феникс. Она дрожала, как тетива, чувствуя каждое прикосновение, растворяясь в своем любовнике без остатка, она готова была отдать себя целиком и полностью. Ее зрачки были широки, грудь высоко вздымалась, дыхание было прерывистым, язык парня двигался все сильнее и быстрее, это длилось определенный отрезок времени, и в одну секунду внезапная вспышка пламени унялась, превратилась в ровный спокойный жар. Парень воспользовался этим и быстро поднял свои глаза к уровню ее лица, ее руки жадно бродили по ее бедрам, не упуская и ее податливого лона

Приключения Пети и Саши. Часть 4. Лето. Лагерь — Подростки (Школьники)

Автор: admin

К счастью, она оказалась не последней – девушка, задававшая вопросы директору, пришла с опозданием почти на двадцать минут, когда директор, нервно поглядывавший на часы, уже дал команду трогаться.
– Нехорошо начинаешь, Лида, – сказал он, не слушая ее сбивчивые извинения, – ну ладно, вечером поговорим…
Лагерь оказался довольно недалеко от города, в хвойном лесу на берегу озера. Чистенькие корпуса, ухоженные спортплощадки и дорожки и даже большой бассейн приятно удивили Сашу, привыкшую к обветшавшим, экономящим на всем оздоровительным лагерям, в которые она ездила в прошлые годы. Быстро приняв имущество корпуса, молодые люди отправились погулять по территории. Болтая о том и сем, они дружно, как будто договорившись, старались не касаться темы весенних событий… Голос директора из репродуктора, вызывавший всех вожатых в свой кабинет, застал их в дальнем конце лагеря.
Когда запыхавшиеся Саша и Петя вошли в просторный директорский кабинет, почти все уже были в сборе. Найдя свободное местечко на стоящих вдоль стен стульях, молодые люди уселись и стали ждать.
Опросив каждого о замечаниях, обнаруженных при приеме, директор кратко рассказал о плане завтрашнего дня. А потом, помолчав, сказал:
– А теперь – о неприятном… Сегодня Лида (встань, пожалуйста! ) опоздала на автобус, заставив ждать всех нас. Меня не интересуют причины опоздания, как не будут в будущем интересовать причины других ваших проступков, хотя я и хотел бы, чтобы их было поменьше. Виноватый должен понести кару, вот и все, что я знаю… Подойди сюда!
С этими словами директор достал из стола короткий широкий ремень, разрезанный на конце. Присутствующие слегка зашумели… Побледневшая Лида медленно подошла к столу директора.
– Александр Степанович, может, не при всех? – умоляюще спросила она.
– А ждали-то тебя все? Во при всех и получишь… Спусти штаны!
Губы у Лиды задрожали.
– Я хочу уйти отсюда! Я увольняюсь!
– А ты контракт, что подписала вчера, читала? И готова заплатить неустойку? У тебя в кармане валяется две твоих здешних зарплаты? Не дури. Не ты первая, не ты последняя…
Опустив глаза Лида медленно повернулась спиной к присутствующим. Пальцы ее, расстегивающие ремень джинсов, заметно дрожали. Наконец, справившись с непослушной молнией, она чуть — чуть приспустила брюки, открыв белые трикотажные трусики.
– Ляг животом на стол! – хмуро велел директор.
Девушка замешкалась. Директор надавил ей рукой на шею, заставляя нагнуться. Спустя несколько секунд, убедившись, что жертва лежит неподвижно, он решительным жестом спустил до колен ее джинсы вместе с трусиками. Присутствующие ахнули – ягодицы Лиды были сплошь исполосованы свежими красно — синими рубцами. Растерялся даже директор.
– Кто же это тебя так? – спросил он после нескольких секунд молчания.
– Отчим, – всхлипнула девушка.
– Когда, за что?
– Сегодня… Я вазу разбила, когда собиралась… Потому и опоздала…
Александр Степанович убрал руку, которой все еще придерживал Лиду за шею.
– Ладно… Вставай и одевайся. Ты свое уже получила… – сказал директор неожиданно мягко.
– Но имейте в виду все, – добавил он крепнущим голосом, когда плачущая девушка, кое-как натянув джинсы, пробралась на свое место, – я прощаю последний раз!
После совещания Саша подошла к все еще всхлипывающей Лиде. Она сидела, закрыв лицо руками.
– Пойдем со мной, – сказала Саша, обняв несчастную за плечи, – умоешься…
Девушка покорно поднялась.
Позже, слегка успокоившись, Лида рассказала Саше свою историю.
«Мой отец ушел, когда мне было двенадцать. Примерно через полгода мама вышла замуж за другого. Глядя со стороны, трудно представить, что в этом невысоком, добродушном на вид человеке таится столько жестокости. И сын его, Миша, он на полгода старше меня, вырос под стать отцу…
Конфликты наши начались почти сразу. Отчим захотел, чтобы я называла его папой, я, конечно, отказалась. Случилось так, что мама, почти сразу после переезда отчима с сыном к нам, уехала в командировку

Запоздалое возвращение домой — Принуждение (Изнасилование)

Автор: admin

Она, не успела даже вскрикнуть, хотя сильно испугалась. Но, их нападение было столь стремительно, что едва она очутилась в чьих-то сильных руках, как ее рот мгновенно заклеили чем-то липким. Скорее всего, упаковочной лентой или скотчем. Затем, на ее глаза легла тугая непроницаемая повязка, связали за спиной руки. Оказавшись в таком, крайне беззащитном положении, она могла лишь идти, не видя, куда ее ведут, так как под плотную повязку не проникал даже слабый свет. Она не заблуждалась насчет того, с какой целью, кроме изнасилования, захватили ее, молодую, цветущую и красивую женщину. Поэтому была готова к этому.
Ей хотелось только двух вещей. Чтобы не изуродовали лицо и отпустили домой живой.
Ее поставили с вытянутыми вверх руками, привязали их к трубе. Точно также поступили с ногами, заставив расставить на ширину плеч — Как же они собираются снимать трусы? – невольно мелькнула у нее мысль.
Но, когда подняли ее юбку и, просто — напросто, разодрали в клочья трусы, она поняла, что снимать их, насильники не намеревались. Но, лифчик сняли аккуратно. Вообще к чести захватчиков, Ирина Аркадьевна подметила вежливое отношение к своей персоне. Ее не били, не измывались, обращаясь с ней относительно бережно. Это вселило в нее некоторую надежду. По тому, как бережно и трепетно прикасались к ней их подрагивающие пальцы, как они трогали ее груди, живот и половую щель, она заподозрила, что это молодые люди, для которых женское тело не утратило интереса и притягательности.
Нет, это были явно молодые люди. У нее даже возникло подозрение, что один из них, женщина или даже девушка. Ее чувства были настолько обострены, что она почувствовала, как нежны и даже изящны ее пальцы. Так умело и ловко обращаться с лифчиком может только женщина, которая делает это ежедневно. Жаль, что когда они оставались с ней наедине, из-за наглухо заклеенного рта, она не могла обратиться к ней, чтобы, хотя бы узнать, чего они от нее хотят.
Красота тела, совершенство и изящество его форм, не раз выручали Ирину в сложных ситуациях. Она умело пользовалась этим. Ирина Аркадьевна не была ангелом. Еще в институте, зная истинную цену своей красоте, она решила использовать ее, чтобы избежать трудностей в учебе и получить перед однокурсниками преимущества.
Когда один из профессоров предложил ей, сдать зачет по сложнейшей дисциплине у него дома, она после некоторых размышлений согласилась. Стоило ей снять перед ним одежду, престарелый профессор с юношеским пылом бросился к ее ногам и, называя богиней, Венерой, начал страстно целовать ее бедра, ноги и элегантно выбритую половую щель. Ирочка терпеливо стояла перед ним, расставив статные ножки. Елозя вокруг нее на коленях, профессор тщательно обцеловывал и, вылизывал все укромные местечки ее тела и, совершенно раззадорившись, за обязательство стабильно ставить по своей дисциплине только отличные оценки, обрел возможность завладеть ее божественным телом.
Ее это не расстроило. Еще в юности, когда ей исполнилось одиннадцать лет, Ирочка познала мужские ласки. У мамы в то время, был красивый молодой любовник.
Лежа в своей постели, она чутко прислушивалась к звукам их любовных игр, доносившимся из спальни мамы. Мама считала ее достойной того, чтобы почти откровенно объяснять, что она не может чувствовать себя полноценной женщиной без мужских ласк и, даже болеет без них. Приходя к маме пожелать ей спокойной ночи, она несколько раз заставала ее лежащей под любовником. Даже, несмотря на укрывающее их одеяло, было заметно, что она лежит с раздвинутыми в стороны коленями, а сверху, между ее ногами, на ней лежит он. По своей анатомии и телосложению хорошо знакомого ей тела мамы, она отлично разбиралась, какими их местами они соприкасаются, какие органы находятся там