Эротические рассказы

читайте бесплатно порно рассказы онлайн


Спермы хватит на всех — Бисексуалы (Бисекс)

Автор: admin

Рита, в ее тридцать с небольшим, великолепно выглядела и единственная небольшая проблема состояла в ее двух детях. Старший — Михаил был моим одногодкой, а его сестре Даше шел шестнадцатый год. Мы не были с ними достаточно знакомы до тех пор, пока все они не переехали в наш дом. Но даже не зная Дашу, трудно было забыть ее увидев хотя бы раз. Дело в том, что она обладала замечательной задницей, лучшей их всех, которые я видел. Несмотря на юный возраст Даши, ее попка восхищала своей формой и округлостью. Думаю ни один мужик не отказался бы попробовать ее. К сожалению секс между родственниками запрещен, так ведь? Отец подыскивал новый дом и дети Риты временно разместились в наших комнатах. Естественно, Миша оказался в моей комнате, для него мы поставили еще одну кровать, после чего мне пришлось перепрятывать всю мою огромную коллекцию порно-журналов. Меня не понравилась идея уплотнения, особенно с учетом того, что я частенько потрахивал Свету в своей комнате. Даша и Лариска разместились в комнате сестры. У Дашки с этим не было проблем, потому что в своей комнате она не трахалась. Я подозреваю, что она вообще нигде не трахалась. Как-то ночью мы лежали с Михой в моей (нашей) комнате и болтали: — Знаешь Миха, у меня есть подруга… Ты встречаешься с кем-нибудь? — Сейчас нет. — Ну, а я да. Понимаешь… иногда мне нужно уединение… Когда я с ней. Ну, ты понимаешь о чем я? — Ясный хрен. Об этом можешь не беспокоиться. Только намекни мне когда захочешь использовать кровать, хорошо? — Отлично! Ты реальный тип, Миха! С поднявшимся настроением я пошел принять душ перед сном, а когда вернулся назад, обернув полотенце вокруг бедер, то застал Мишу голого, лежащего на своей кровати. Он рассматривал мои журналы, одновременно поглаживая свой член. Я застыл в дверях и в этот момент он заметил меня. — Опа, простите. Я просто искал немного свободного места и наткнулся на них… Извини, не смог удержаться… — Не беспокойся, Миха. Для этого я их и держу. И множество других. — Понятно, но я здесь первый день и… Что ты теперь можешь обо мне подумать. — Не беспокойся, я считаю тебя нормальным парнем. Я взглянул на журнал. Он был открыт на картинке, где девчонка сосала член. — Хорошая шлюшка, — сказал я. — Трудно представить, как он целиком поместился ей в рот? — Телки любят это дело. Они наверняка знают что делают. Я знал это, потому что Светка хотя и не любила глотать сперму, но сосала восхитительно. В смысле, она знала как правильно делать это. — Я рад, что ты не чувствуешь неловкости, Борис! — Без проблем. Давай-ка я покажу тебе всю коллекцию. Я достал одну из многочисленных коробок и открыл ее. То что надо. Журналы и видеокассеты. Мишка начал просматривать и особенно заинтересовался одной из них. — Можно посмотреть вот эту? — Конечно. Я же тебе сказал не напрягаться. Теперь мы должны делиться своими вещами, так ведь? — Вроде того. Он вставил кассету в видик. На экране появилась подвижная блондинка с огромными сиськами, которая сосала не менее огромный член. Я взглянул на Михаила и обратил внимание на его возбуждающийся орган. — Эй, Михась, если ты хочешь разрядиться я могу оставить тебя на время. — Подожди, Борька! — Он посмотрел на меня и произнес: — Если тебе не противно оставайся. В конце концов это твоя комната. Это верно. И порнуха реальная. В общем я остался. Сел на свою кровать, одетый в одно полотенце. Естественно, мой петух тут же подскочил. Я глянул на Мишу. Он лежал и потихоньку поддрачивал. "Какого хрена!" и я избавился от полотенца. — Ух ты, ни хрена себе у тебя конец! Мой поменьше будет… Я посмотрел на его член. — Не гони, Миха. Для твоего возраста ты в норме. — Тебе хорошо говорить. В принципе он был прав

Он … и они. Часть 3 — Один на всех (Ловелас)

Автор: admin

Таня подняла руку и сравнила волоски под мышкой с курчавыми волосками внизу живота. Она была так поглощена созерцанием себя, что не замечала его.
Он невольно залюбовался гармоничной красотой ее великолепно сложенного тела.
Еще вчера он отметил, что она вообще сложена исключительно хорошо и гармонично во всех деталях своего тела. У нее очень красивая высокая грудь с маленькими, чуть торчавшими сосками. Грудь была такая упругая, что даже когда Таня стояла, она только чуть — чуть в нижней своей части делалась полнее верхней.
А еще, что у нее красивые руки с ухоженными ноготками. Его взгляд скользнул по бедрам, маленьким ступням ног с крошечными аккуратными пальчиками, не изуродованными мозолями. Не смотря на то, что она отличается некоторой полнотой, бедра и живот девушки не имели жирных складок. Покрытое золотистым пушком тело девушки, красиво светилось в лучах солнечного света.
Волосики на пухлом лобке были такие густые, что через них не просвечивала даже прорезь щелочки, в которую с таким наслаждением, он вчера вставлял член.
Он тихонько подошел к Тане и положил руку на плечо. Вздрогнув от неожиданности, она испуганно обернулась к нему, и он поцеловал ее. Закрыв глаза она закинула ему на плечи руки и пылко ответила ему.
В поцелуях Тани было что-то особенное Она вся отдавалась им. Ее полуоткрытые губы во время поцелуя медленно скользили по его губам, в тоже время, крепко прижимаясь к ним, глаза ее были сумрачно прикрыты.
Его руки ласкали ее трепещущее тело. От его ласк тело девушки ожило, напряглось, соски отвердели, по животу и бедрам прошла легкая дрожь, ноги сами раздвинулись, и в образовавшимся между ними просвете, его рука ощутила горячую шелковистую глубину.
Таня стояла лицом к зеркалу, наблюдая в нем за его руками. Немного спустив штаны с трусами, он коснулся членом ее попы и она потерлась об него ягодицами. Потом отстранилась, чтобы их было видно в зеркале.
Любуясь друг другом, они некоторое мгновение рассматривали себя в зеркале. Рука Тани открывала и закрывала головку его члена. В такт ее руке член напрягался, становился больше и стремился подняться еще выше.
Паше было очень приятно, только хотелось чтобы она сжимала его плотнее и делала это чаще. Она как бы почувствовала его желание. Им было не очень удобно делать это стоя. Немного попятившись назад, Паша лег спиной на кровать. Таня стала на колени продолжала ласкать член. Он подсказал ей.
— Чуть быстрее, двигай его милая, сожми его крепче. Не бойся, мне не больно. Сожми его, не жалей. Да, да! Хорошо! Вот так.
Она беспрекословно повиновалась ему. Глаза ее возбужденно блестели, на щеках играл яркий румянец. Паша почувствовал, что у него скоро все кончится, и не хотел оставлять ее без ответной ласки.
Подхватил ее руками он поставил ее над собой так, что ее влажная, ждущая глубина, оказалась напротив его лица. Таня стояла над ним на коленях. Одной рукой она опиралась на кровать, другой продолжала страстно гладить и дрочить член.
Обхватив ее ноги он прижался губами к ее нижним губкам, вставил в них язык и стал ласкать ее щелку.
Еще мгновенье и извергнутая им сперма оказалась в ее руке. Таня откинулась рядом с Пашей на спину. Повернувшись на бок, он продолжал лизать щелку. Прижимая к себе его голову, девушка лежала, судорожно подергивалась. Еще немного и она прошептала:
— Хватит Пашенька, я больше не могу. У меня нет сил терпеть эту сладкую пытку. Пожалуйста, возьми меня!
Они обменялись долгим страстным поцелуем. Головка его члена искала вход Тани -Только, медленнее, не спеши — попросила Таня.
Он повернул Таню на спину и начал неспешно ее сношать. Отдаваясь сладким ощущениям, она лежала совершенно неподвижно. Он нарочно направлял член чуть выше, чем
надо и он, как с горки, скатывался в горячую глубину ее влагалища.
Плотно прижавшись друг к другу, они, время от времени, замирали. Было очень приятно и Паша чувствовал что сможет еще очень долго ласкать ее

Он … и они. Часть 3 — Один на всех (Ловелас)

Автор: admin

— Что мне делать? – Растерянно глядя на его большой красивый член, спросила Таня.
— Ну как-как… Возьми его рукой, пощупай, погладь, возьми в ротик, язычком оближи, поласкай его, как я тебе щелку ласкал, — нетерпеливо ответил Паша.
Осторожно обхватила пальцами его торчащий жезл, Таня стала неловко водить рукой по всей длине, снизу, от черных распушенных волос, по бугристому, с вздувшимися венами, столбу, к ярко — розовой гладкой головке, похожей на маленькую шляпку грибка.
Склоняясь над ним, Таня подумала, что ей это будет противно взять его в рот. Но прикосновение к нежной поверхности головки неожиданно возбудило ее.
— Языком, языком проведи, полижи меня! – умоляюще попросил Паша. – Полижи его, пососи как леденец! Оближи его со всех сторон! Возьми за яички, поиграй с ними! Сдави чуть — чуть! Давай, двигай! Прошу тебя, милая двигай язычком!
Коснувшись кончиком языка вздрагивающей головки члена, она ощутила, как вздута она, как сильно натянута ее нежная кожица. На ее языке возникла легкая горечь.
— Прекрасно! Да, да, Танечка! Вот так! — простонал Паша. — Молодец! Теперь соси, соси его милая!
Она втянула его твердый член насколько смогла, в рот, и его раздувшаяся головка ткнулась ей очень глубоко в небо. Паша застонал громче.
Сев по — турецки, Таня наклонилась ниже, взяла в правую руку его подтянувшиеся волосатые мешочки, и стала слегка пощипывать их, оттягивая кожу. Ее длинный язык ящерицей бегал по жезлу, обхватывая его и отпуская. Потом она приложила кончик языка к крошечному отверстию в центре шляпки, и почувствовала, что отверстие, которое поначалу было всего лишь тонкой короткой щелочкой в коже, округлилось, раскрылось и из него потекла горьковатая жидкость. Паша начал тихо извиваться.
— Давай! Давай! Сейчас! Еще немного, Танюша, еще чуток! Не останавливайся, пожалуйста!
Его жезл задрожал у нее во рту, головка вздулась, и в рот ударила теплая, пульсирующая струя липкого сока. Таня инстинктивно глотнула немного и чуть не поперхнулась.
Его твердый жезл упирался в щеку, двигался за ней, потом переместился к корню языка, и струя жидкости полилась уже совсем обильно, так что Тане, чтобы не захлебнуться спермой, пришлось глотать ее.
Она вынула изо рта его продолжающим оставаться твердым пенис.
Некоторое время, Паша лежал неподвижно, потом он поднял голову и взглянул на Таню.
— Спасибо Танюша! Ты молодец! — выдохнул он. – Мне сделали это в первый раз. Это было так прекрасно, что я чуть не потерял сознание.
Приходя в себя, она сидела перед ним на корточках и между ее полненькими ляжками, он видел ее покрасневшие, возбужденно набухшие, слегка приоткрытые половые губы. Подтянувшись ближе, он просунул между ее ляжками голову, она попыталась стиснуть их, но он уже пылко поцеловал ее половую щель. Пьяно качнувшись, она запрокинулась на спину и Паша поспешно скользнул по ее телу. Ощутив горячее прикосновение его члена к возбужденной половой щели, она непроизвольно раздвинула ноги и он глубоко вошел в ее мокрую щель. Она вскрикнула и стискивая ноги, сжала половой щелью его глубоко вонзившийся член.
Вминая распластанную под ним Таню, он мощно вколачивал член в скользкую щелку девушки. Задыхаясь от страсти, быстро двигая тазом, она жарко отвечала на его пылкие поцелуи, совершенно забыв о присутствии в комнате тети Марины.
Сидя в кресле, она с жадным вниманием смотрела на них. Лежа под ним, Таня расширила обезумевшие глаза.
— Дай, я хочу повернуться на бок, — прошептала она поворачиваясь под ним.
Его член выскользнул из нее. Не осознавая своих действий, девушка приподняла ногу, просунула руку, и взяв Пашу за член, снова ввела его в себя. На короткое время перед Мариной открылась незабываемая картина. Красивые, бесстыдно оголенные бедра Тани, приподнятая нога и под ней рука, рука девушки, направляющей в розовое отверстие половой щели член с ярко — розовой обнаженной головкой

Осеменатор — Один на всех (Ловелас)

Автор: admin

— Ха! Нет, Колька, ты только посмотри, что она пишет! — шурша развернутой газетой, возбужденно воскликнул со смехом Семен. – «Одинокая женщина, желает познакомиться с приличным мужчиной, желательно без вредных привычек, для интимных отношений. Возможен брак».
— Они что там в городе, совсем что ли остались без мужиков, если она ищет мужика через газету? – Закусывая выпитую водку, равнодушно спросил Николай.
— Почему, совсем? — отставляя стакан водки, ответил брат. – Мужиков Коленька, в городе сейчас, хоть пруд ими пруди, но одиноких баб, тоже море.
— Вот бы, мне туда! — мечтательно произнес Семен, лоснясь от сладких предвкушений.
— Вот — вот! Тебя бы туда, — услышав эти слова мужа, насмешливо подхватила Дарья. — А то, ты здесь уже всех местных баб перепробовал, за молодых девок, теперь взялся. Знаешь Коля, кто к нему теперь на сеновал по ночам бегает? Ленка. Соседская девчонка. А этой, соплячке, едва — едва минуло пятнадцать лет.
— Неужели, бегает?
Николай вспомнил, попавшуюся ему навстречу девушку с женственной фигурой и крупной тяжело покачивающейся на ходу грудью. Хороша, девка! Настоящая деревенская красавица.
— Что, серьезно брат?
Николай, не собирался этого скрывать. Пожав плечами, он ответил с блудливой ухмылкой:
— «Чего же мне отказывать, если тебя просит красивая девка? »
— Просила она тебя, как же! — издевательски заметила Дарья.
— Ты знаешь, Коля, она прибежала ко мне оборванная и заплаканная. Девчонка встречается с мальчиком. Ну, он и припутал их на крыше в совхозном сеновале. Дело то, сам понимаешь, молодое. Сережка, там снял с нее трусики. Ничего пока между ними не было, он ее лишь немного успел пощупать. Увидел Семена, перепугался до смерти и удрал, а Лена осталась. Она, бедная, так испугалась, что онемела. Не успела надеть трусы. Он этим и воспользовался. Навалился на бедненькую девочку и истязал ее два часа.
— Истязал! Ха! Ты бы посмотрела Дашка, как эта несчастненькая, по твоим словам, изнасилованная девочка, пылко подмахивала мне! Под нами от ее искр, чуть сено не вспыхнуло. Кончала, аж три раза. Просила глубже, глубже его засунь, дядя Сеня! А тебе глупой врала, ужасы всякие расписывала, что я такой злой, нехороший. Боялась, что узнаешь ты про нее, так при встрече начнешь при бабах ее костерить. Ты, хоть задумываешься, чего ж она сейчас ко мне бегает? Небось было бы ей тогда плохо, не прибегала бы ко мне, а со своим молокососом встречалась, с которым до этого трахалась.
Дарья, промолчала, потому что Семен, все-таки был прав. После того разговора, она недавно встречала Лену, заставила ее придти к ней домой и поговорила. Лена пришла, и в ответ на настоятельные расспросы Дарьи, призналась, что она без ума от Семена. Что именно он, пробудил в ней страстную женщину, фактически сделав ее таковой. Дарья то лучше всех знала, какой он в постели. В двенадцать лет сделал ее женщиной. Еще в шестом классе.
Она осталась тогда мыть в классе пол, услышала голос молодой учительницы русского и литературы Марины Сергеевны и Семки Фомина. Услышав вскрик учительницы, затем звонкие шлепки, она из любопытства спряталась под задней партой. Дверь класса распахнулась и Даша увидела, как Семка затолкнул в него преподавательницу. Отбиваясь от него, она пятилась, пока не уперлась задом в свой стол. Завалив ее на стол, Семка полез под юбку. По — девчоночьи вскрикивая, она часто задрыгала поднятыми ногами, Семка шарил под ее юбкой и видно что-то такое сделал, отчего ее ноги вдруг бессильно обмякли, задрожали и сами собой раздвинулись. Со своего места Даша видела, как спустив с нее трусы, Семка вытащил свой здоровый член и повозив им по расщелине Марины Сергеевны, глубоко воткнул. Она застонала, ее длинные ноги задрожали и еще больше распустились. Она заелозила задом под Семкой, который крепко держал ее за белые красивые бедра. Марине Сергеевне это было видать приятно

Большая семья — Один на всех (Ловелас)

Автор: admin

— Лешка и Миша не вернулись из Чечни. Они погибли в один день, час и минуты, на одной, общей для обоих братьев, противотанковой мине, поднявшей на воздух везший их «БМП». Так я стал главой нашей большой семьи, состоящей из моей жены и овдовевших жен моих братьев.
Живя с ними, они свято сохраняли им супружескую верность, да и у меня, не было мысли покушаться на честь красивых супруг братьев. Особенно хороша Наталья, типично русского типа женщина, с обращающим на себя милым округлым лицом.
В отличие от моей Светы, она имела роскошную, с полной грудью, широкими бедрами и грандиозным задом фигуру, которую она легко носила на своих гармонично сочетающихся с ней толстых, стройных ногах.
Катя, это женщина южного типа со стройной фигурой, высокой грудью, тонкой талией, и бедрами великолепной формы. У нее густо покрытые темными волосами прекрасные стройные ноги, создающие ей ошеломляющую сексуальность.
Открыв дверь, я услышал доносящиеся из кухни громкие горестные рыдания нескольких женщин. Среди них звучал голос моей Светы. Я понял, к нам пришла беда.
— Кто?! Кто?!!! – Чувствуя, как от предчувствия беды леденеет мое сердце, закричал я.
— Леша и Миша. Они были вместе! – Прорыдала Наталья. – Ой, Лёшик! Как мы теперь будем жить без них?! Скажи нам, милый! Ведь ты один остался у нас!
От ее вопроса, меня затрясло, но в отличие от женщин, я не имел права проявлять слабость. Сейчас, здесь я стал главным мужчиной, поэтому мне надо быть уверенным и сильным -Как, нам теперь жить?! Точно так же, как мы жили прежде. Словно бы у нас, ничего не произошло. Ребят увы нет, но остались их дети, которых нам надо кормить, поить, одевать, учить и растить. Они не должны почувствовать себя сиротами, безотцовщиной. Для них все должно быть, как прежде, когда были живы мои братья. Мне придется стать их отцом.
— Ой, Лешик!
Повернувшись ко мне Наталья обхватила меня за талию и горестно рыдая, прижалась лицом к моему животу. С другой стороны в меня вцепилась Катя. Я беспомощно посмотрел на жену.
Забывшись Наташа снова называет меня именем моего брата. И это, особенно в последнее время, повторяется часто. Вытирая слезы, она жестами показала мне, что я должен по — мужски пожалеть их. По ее взгляду, которым она, сначала посмотрела мне в глаза, а затем перевела на горестно рыдающих своячениц, я понял, что мне разрешается абсолютно все. Все, без исключения.
Совсем недавно, когда я провожал своих, тогда еще живых братьев в Чечню, между нами произошел серьезный разговор. Они взяли с меня слово, если с ними что-то случится, ни в коем случае не оставить их жен.
Наташа сказала нам тогда, что не собирается уходить, потому что раз и навсегда выбрала себе семью. Братья еще пошутили надо мной, что если их не станет, мне одному придется усиленно «работать» за всех троих. И вот, их печальное пророчество, внезапно сбылось. Горько, но это так. Сейчас, я остался один на один с тремя горько рыдающими женщинами.
Горше всего, мне кажется, сейчас Кате. Мое лицо, точная копия внешности Лешки. Мы с ним удивительно похожи, порой, даже мама путала нас.
Она, с огромным нетерпением ждала Лешу. Иногда, я несколько раз ловил на себе ее ищущие, порой даже удивленные взгляды. Казалось она вопрошает меня, почему я забываю ее, пылкую, страстную жену?
«Потому, что я не твой муж Наталка», — хотелось мне ответить ей, но я молчал. Сейчас, обнимая меня, она горестно рыдала. Лешка уже не вернется к ней, не обнимет, не ущипнет ее шаловливо за упругую ягодицу, не повалит на кровать, домогаясь ее жаждущего его пылких ласк горячего тела.
Я, впервые так крепко прижимал к себе, не смотря на горе, по — женски цветущую Наталью, чутко чувствуя каждую выпуклость, каждую милую впадину ее плотно прильнувшего ко мне большого тела. Не скрою, как женщина, она мне очень нравится

Он … и они. Часть 1 — Один на всех (Ловелас)

Автор: admin

— Даша, я сейчас кончу, — простонал Пашка и вырвав из девочки член, встал на колени и мастурбируя, кончил ей на живот.
С изумлением смотря на потоки обильно текущей спермы, она коснулась рукой члена.
— Дай потрогать. Ты делаешь это так? – Спросила она, двигая на нем кожицей.
— Если ты продолжишь ласки, я снова захочу тебя, — предупредил он.
— Разве я не даю тебе? Ты можешь любить меня сколько захочешь.
— Мне надо немножко отдохнуть, Дашенька.
— Жаль, я думала, ты хочешь еще. Тогда, я пойду.
Растянувшись на диване, он мгновенно заснул. Вместе с коварной Дашкой, в его убежище ворвались все девчонки и с шаловливым визгом навалились на него. Оказавшись погребенным под ними, он отбивался, как мог и добился лишь того, что они скрутили его по рукам и ногам. Заметив его беспомощность, они решили, как следует позабавиться с ним, заодно удовлетворив свое любопытство. Озорно хихикая, гадкие девчонки стащили с него все, до нитки -Как только освобожусь, я надеру Вам ваши проказливые попки, бессовестные девчонки.
— Ты сначала освободись Пашенька.
Они гладили и трепали его, словно случайно трогая его член. Он дергался, пробуя освободиться из спутывающих его тряпок, но лишь раззадорил их. Сев попкой ему на живот, и отгородив собой член, Тоня дрочила его.
Кто-то неожиданно погасил свет и в наступившей непроглядной темноте на Пашку навалились непонятно когда успевшие раздеться девчонки. Они целовали его, хватали за член, совали в рот свои титечки.
С трудом высвободив одну руку, он хватал их за попки и титечки, но их это лишь раззадоривало.
Полная темень избавила их от стыда. Соображая, что он не ведает, кто и что делает с ним, они пылко осыпали его ласками, удовлетворяя желание хорошенько пощупать его член.
Кто-то из девчонок сел щелкой на член и раздразненный этими ласками, Пашка не выдержал, с силой выстрелил во влажном влагалище девчонки длинной струей спермы. Она испуганно пискнула и судорожно стиснула член маленькой мокрой писькой. Поддавая снизу бедрами, он судорожно кончал в нее, толчками выпихивая сперму.
Потом, был кто-то еще и еще. Хотел он того, или не хотел, но Пашка не удержался и кончил еще разок. В это время свет вспыхнул и все увидели, что раскинув ноги, под ним лежит тараща одичалые глаза Тонька.
Уф! Содрогнувшись последний раз, он вдруг понял, что совершенно свободен и лежит на девчонке, сжимая ее титьки.
— Пусти!
— Ну что наигрались? Теперь, девочки, все брысь отсюда! Мне надо немного отдохнуть. Вы меня здорово замучили.
— Ой, я не могу пошевелить ни рукой, не ногой, — устало прошептала Тоня.
— Полежи Тонечка, отдохни. Это моя комната и ты можешь лежать здесь пока тебе не надоест.
— Паша, это было великолепно.
— У тебя это первый раз?
— Прости, что я притащила сюда всех девчонок. Мы решили отомстить тебе, за то что ты водишься только с Дашкой.
— А где она?
— Сидит, закрытая нами, в кладовке. Она так сильно дралась с нами, но мы все равно затолкнули ее туда.
— Если Вы хоть немножко поцарапали ее, она надерет Вам попы. А если, не надерет она, тогда это сделаю я.
— Покажи, как ты будешь это делать? – хихикая, попросила она. – Моя попка, как раз голая.
— Вот так, — нежно шлепнув ее по задку, ответил он и сразу погладил ее по ягодице.
— Мне нравится. Может, шлепнешь еще?
— Вот. Вот. Вот.
— Еще.
— Хватит, а то твоя круглая попочка покраснеет и опухнет, — гладя ее попку, ответил он. — Мне жалко портить такую красоту. Тоня, я хочу сказать, что ты, оказывается, ничего девчонка.
— Спасибо, Пашенька.

* * *

— Что у тебя делали девочки?
— Откуда ты знаешь Настя?
— Неважно. Я узнала о том, что ты устроил в подвале себе комнату.
— Нужно же мне где-то отдыхать. Вот я и устроил себе убежище, а девчонки каким-то образом нашли его и пришли ко мне

Он … и они. Часть 1 — Один на всех (Ловелас)

Автор: admin

Вздрогнув несколько раз, она столкнула его и вскочив с кровати, бросилась прочь.
— Она стесняется тебя и себя Пашенька. Ничего, постепенно привыкнет к тебе. Люба никогда не изменяла своему мужу, ты первый ее мужчина после него. Иди ко мне, полежи, отдохни.
Положив его голову на свою грудь, Варвара, поворошила ему волосы.
— Варя, мы близки с твоей Дашей. Я спал с ней.
Женщина вздохнула. Все ясно.
— Я знала Пашенька, что однажды это должно было случиться. В ее возрасте я тоже ох, как хотела. Ей не было больно?
— Я был нежен с ней. Она почти не заметила, как стала женщиной.
— Вот и Дашка моя повзрослела. Это значит, милый, что я, старею и ты скоро разлюбишь меня.
— Нет Варя, с этим я не согласен. Сейчас, в постели, ты очень молода для меня. Я не чувствую никакой разницы между тобой и Дашей. В постели ты даже приятней ее, потому что ты женщина и умеешь любить меня так, как это не может Дашенька.
— Спасибо милый. Как у тебя отношения с Настей?
— В каком смысле -Такие же отношения, как между нами?
— Да, Варя. Точно такие же. Она очень хорошая, приятная женщина. Она мне очень нравится, как женщина.
— Тебе хорошо с нами Пашенька? Ты не оставишь нас?
— Ни за что! Вы все так любите меня. Как же я могу оставить Вас?
— Не оставляй нас милый. Я люблю тебя, как мужчину. Ты, понимаешь это?
— Да, Варя.
— Дашу ты можешь тоже любить, если она любит тебя. И остальных девочек, которые дают тебе, ты тоже можешь любить, только, прошу тебя, не покидай нас.
— Что ты! Об этом, милая, не может быть и речи. Где я найду еще такой земной рай?!

* * *

Паша лазил по чердаку. Осматривая стропила и шифер, он убеждался в прочности и непроницаемости кровли.
Что это?!
В дальнем конце чердака, маленькая фигурка стремительно метнулась в темный угол.
Заинтригованный, он быстро прошел туда. Где же она скрывается? Наверное, прячется за кучей этого хлама? Ну конечно. Вот она где.
Перед ним спрятав лицо лежала девочка. Длинненькая, стройная фигурка, красивые ножки, тонкая ткань опавшего платья плотно облегает выпуклую попку. Присев над девочкой, он провел пальцами по теплой коже ее ноги, поднялся выше и задрав подол увидел красивую попку, прикрытую белыми плавками. Какие нежные и гладкие у нее ягодицы. Кто же это лежит перед ним?
Он перевернул девочку и хотя она успела закрыть лицо ладонями, узнал Олю Ипатову. Это ее мать Любу он недавно любил у Нади. У нее красивые полудетские бедра. Погладив девочку по животику, он просунул руку в ее плавки и погладил по шелковистым волосикам на маленьком лобке. В щелочке уже мокро. Поласкав крошечный клитор, он стащил с нее плавки и сняв брюки, лег на нее.
— Не бойся меня, не дрожи ты так.
— Паша, я очень боюсь. Мне страшно.
— Не бойся малышка. Раздвинь немного ножки. Еще чуть, чуть. И постарайся расслабиться. Тебе сколько лет?
— Тринадцать.
— Вот видишь, ты вполне взрослая девушка. Тебе уже можно.
— Правда можно?
— Конечно. Ты даже можешь рожать. Грудка у тебя большая и необычайно хорошенькая. Дай я достану ее. Ах, какие круглые розовые сосочки! Я хочу пососать твои милые титечки!
— Они нравятся тебе?
— У тебя, необычайно красивые, чудесные, аппетитные титечки.
Раздвинув половые губки, он вставил член и мелкими точками стал вгонять его, постепенно вдвигая в колечко плотно охватывающих его губок.
Девочка, вздрогнула и у нее, вырвался вскрик.
— Ой!
— Тебе больно? Значит, Олечка, ты только что стала настоящей женщиной.
— Он у всех такой большой. Ох! Как ты только засунул его? Я пробовала засунуть в себя пальчик, но он не вошел, хотя он, тоньше и короче его.
— Так это же член. Хоть он и большой, но он должен полностью войти в тебя. Ты не беспокойся, что это больно, наоборот, чуть позже тебе будет приятно.
— Ох! Ох! Ох! Он глубоко, глубоко внутри меня и упирается

Осеменатор — Один на всех (Ловелас)

Автор: admin

Она вскинула руки, будто собираясь защититься или ударить его, но вместо этого… Обняла его и ошеломленная Юля увидела, — пылко ответила на его поцелуй. А затем… Он поднял юбку, и она увидела туго обтянутый трусами красивый зад обожаемой учительницы, с которого он, затем, стащил их. И о, ужас! Марина Сергеевна расстегнула его брюки и извлекла член. Если бы ей, кто-то из подруг рассказал об этом, она ни за что в жизни не поверила бы в подобные измышления. Но, сейчас, она видела это сама. Она могла наблюдать, как ее обожаемая Марина Сергеевна бесстыдно отдается ученику, затем опустившись перед ним на колени, страстно целует, ласкает и сосет его член.
Несколько последующих недель Юля прожила под впечатлением того, что видела в классе. Самое странное, что внешне Марина Сергеевна продолжала оставаться прежней, уверенной в себе женщиной. Юля напрасно искала на ее ничем не замутненном лице, признаки раскаяния или отпечаток греховности. Напротив, она была еще краше.
А потом был школьный вечер, на котором Юля затмила всех девочек. Она пела, читала со сцены стихи, танцевала и веселилась, чувствуя себя самой красивой девочкой на этом вечере. Специально к нему, мама сшила ей шикарное вечернее платье, с большим вырезом на спине и низко открытой грудью. Юлю смущало, что все будут видеть ее грудь, но весело рассмеявшись мама обняла ее и сказала, что такую прелестную грудь не стыдно показывать.
У них с мамой была своя семейная тайна. До сей поры Юля любила, как младенец, сосать ее грудь. Мама подшучивала над ней, но всегда, едва они ложились в постель, доставала из прорехи ночной рубашки свою прелестную, нежную грудь и уютно прильнув обнаженным телом к голым бедрам матери, мягко захватывая губами ее торчащий твердеющий в губах. Сжимая затем быстро набухающий во рту сосок, начинала сосать, чувствуя как по ее телу растекаются волнующе томительные импульсы.
Маме тоже это было приятно. Она прижималась грудью к лицу дочери и ее бедра с пушистым бугорком под животом начинали медленно тереться об Юлины бедра. Там быстро становилось влажно, губки Юли набухали, мелко дрожащие бедра еще плотнее прижимались к бедрам матери, и они плотно сливались в своеобразном поцелуе своими влажными раскрытыми губками. В один из таких моментов тело Юли пронизала особенно сладостная дрожь и она даже застонала, чувствуя внутри небывало сильные, томительные спазмы.
— Что со мной мама? — задыхаясь и все еще дрожа, слабым голосом спросила она.
С мамой тоже подобное случалось, но она не решалась у нее спросить, что она чувствует. Сейчас же это волшебное событие произошло с ней.
— Это оргазм, моя любимая доченька, — нежно ответила мама, оглаживая ее трепещущие бедра.
Теплая ласковая ладонь матери соскользнула вниз, и нежно раздвинув набухшие губки дочери, она коснулась бугорка ее возбужденного клитора. Тело Юли сызнова пронизала сладостная дрожь. Палец матери быстро — быстро заплясал на нем, и Юля совершенно потеряла себя, мгновенно превратившись в стонущее, истекающее соками наслаждения, бьющееся в оргазме тело.
Когда мать остановилась девочка опустошенно обмякла на постели.
— Мамочка, а с мужчиной точно также приятно? — стеснительно спросила она.
— Нет милая. Близость с мужчиной во сто крат приятней. Но, тебе солнышко еще рано задумываться об этом.
Отказавшись от услуг мальчиков усиленно напрашивавшихся ей в провожатые, она быстро шла домой, с досадой думая, как неприятно и темно на улице. Повернув в темный переулок, в конце которого, находился ее дом, она услышала сзади быстрые шаги. Такие быстрые, что она в страхе остановилась. Из темноты к ней вышел Семен.
— Ты чего ходишь одна? — глухо спросил он, надвигаясь на Юлю.
Еще на вечере, когда они танцевали, он прижимался своим твердым бугром к ее бедрам, поднимая в ней будоражащие тело волны возбуждения. Он почувствовал это, и Юля поняла, зачем он догнал ее. Она медленно отступала от него, пока не уперлась спиной в забор

Осеменатор — Один на всех (Ловелас)

Автор: admin

Она сама подняла и положила ноги на Семкины плечи и так подмахивала ему, что жалобно скрипел стол. Когда все закончилось, она встала и надев трусы, страстно и признательно поцеловала Семку в губы. Даша поняла, что она увидела, как учительница позорно стала его любовницей.
От этой мысли у нее защекотало в носу, и не удержавшись, она громко чихнула. Хорошо, что учительница успела выйти. Зато ее услышал Семка. В два прыжка оказавшись возле парты, он посмотрел на сидящую на полу Дашу. Она испуганно и растерянно таращилась на него. Подол короткого школьного платья приподнялся, и Семка увидел ее красивые круглые ляжки с перемычкой светло — зеленых плавок между ногами.
Даша была настолько переполнена впечатлениями, и распалена только что виденным соитием, что разрешила Семке поднять себя.
Так же как с учительницей, он без раздумий залез в ее трусики и дрожа от переполнявших ее новых ощущений, Даша поняла, что ощущала при этом учительница. Его палец быстро — быстро заплясал на ее клиторе. Ее бедра задрожали, а ноги помимо ее воли раздвинулись сами. Почувствовав твердое прикосновение члена, Даша ахнула и широко раскрыв глаза с ужасом прислушивалась к тому, как в нее входит большой член Семки. Резкая боль пронзила ее под животом, она невольно посмотрела вниз и увидела окрашенный своей кровью мерно скользящий между распяленных губок его мерно двигающийся член. В довершение к ее стыду, он расстегнул кофту и вывалив из лифчика груди, начал жадно сосать их.
Не понятно почему, презирая себя, она ходила к нему, хотя знала, что она не одна у Семки. Девчонки в школе буквально вешались ему на шею и он вовсю пользовался этим, раскладывая с задранным подолом то одну, то другую влюбленную в него девчонку. Даша знала, что он переспал со всеми без исключения девочками ее класса. Они не только не скрывали это, но даже гордились, оживленно обсуждая между собой волнующие моменты близости с ним.
Но, женился он все же на ней, хотя на свадьбу пришли почти все его возлюбленные. В день свадьбы, а точнее в ее вечер, Даша застукала его несколько раз с некоторыми из них. Они и в дальнейшем прибегали к ним и, зная чем это закончится, Даша уже не нервничала, терпеливо прислушиваясь к доносящемуся из спальни скрипу кровати и стонам бывших подруг. Она слишком сильно любила его, чтобы набраться решимости бесповоротно порвать с ним. Да и страха у нее не было. Даже после бурного вечера с одной, а то двумя любовницами, Сема жадно накидывался на нее и терзал в постели до потери сознания. За эту страстную, пылкую любовь к ней, она прощала ему все, молчаливо соглашаясь терпеть его распутность.
Да что она. Та же Марина Сергеевна, все девочки ее и соседних классов принадлежали ему.
Дольше всех из ее бывших одноклассниц продержалась Юля. И то лишь, потому, что была всецело поглощена учебой. Она обожала литературу, много писала заметок. Несколько ее рассказов опубликовали сначала в районной газете, а затем — в областной. Ее кумиром была Марина Сергеевна.
Решив попроситься к ней в гости, она, после уроков, пошла в кабинет русского и литературы, где обычно находилась преподаватель. К своему немалому удивлению, Юля увидала у нее Семена Фомина. Этого приставалу, который (она держала это в большой тайне) нравился ей. Но, ее отпугивала его репутация ветреного и непостоянного ловеласа, который, как ей было известно, добился взаимности многих девочек.
В отличие от них, Юля не собиралась до замужества расставаться с девственностью и вообще не думала о перспективе предстоящего в будущем замужества. Она должна быть свободна, и посвятит себя своей любимой словесности.
В узкую щелочку в двери было видно, как Марина Сергеевна отрицательно качает головой, резко возражает Семену, а он, держится с ней, как-то необычайно уверенно, будто имеет на нее какие-то права. Вот странно!
Последующее за этим не просто удивило, а ошеломило Юлю.
Шагнув к ней, Семен обнял ее и сжав лицо Марины Сергеевны, поцеловал в губы

Любимая теща — Один на всех (Ловелас)

Автор: admin

«Боже, какое это оказывается блаженство ласкать роскошную зрелую женщину после худощавой спортивной девчонки!!! »
Любовники забыли обо всем на свете. Снова мощный член раздвигал пухленькие половые губки. Снова охи, ахи и стоны заполнили комнатку тещи. И ни кто не мог обратить внимание на любопытный маленький нос, который всунулся в приоткрытую дверь в самый неподходящий момент.
* * *
«Мама, Семен, пойдем на кухню, мне надо с вами переговорить! »
Зайдя на кухню, все уселись кроме Веры.
«Вы что это творите, а?!!! », зашипела Вера, «Мне Танюшка докладывает, что папа улегся на бабушку, а она так стонет!!! Мама, ты что, решила отбить у меня мужа?!! А ты кобель, тебе что, меня мало?!! ».
«Вера, ну, прости нас!!! Не смог Семен без женщины, и чтобы на сторону не ходить, вот я и стала его женщиной, пол года мы вод так. А теперь ну не смогла я удержаться. Сеня, он такой сильный. Верочка, ну пойми меня, как женщину! Я же не отнимаю у тебя мужа, но разреши нам, хоть разок в неделю или хоть когда у тебя будут месячные!!! »
С тех пор Вера в выходные одевала Танюшку гулять и демонстративно кричала: «Мама мы ушли гулять».
И любовники, оставшись наедине, вновь предавались утехам. Семену по прежнему нравилось полное тело его тещи и он с удовольствием ласкал и целовал его. А после вонзал в него свой могучий член и доводил свою тещу до полного экстаза.

Глава 4.
Живость, яркость и жизненный темперамент женщины не остались без внимания. Молодой вдовец пригласил ее на концерт. Затем на спектакль. Потом были несколько модных художественных выставок. И, вот, наконец, приглашение в дом.
Обеспеченность мужчины была видна во всем: новая машина, хорошая квартира в престижном районе. Дача в Конче — Заспе. И, дрогнуло женское сердце, разошлись в стороны женские ножки.
Хоть Любовь Степановна и не ожидала, но после ночи любви оказалось предложение руки и сердца.
Громче всех «горько» кричал на свадьбе зять, понимая, что такой любовницы у него больше никогда не будет. А Вера улыбалась, понимая, что с одной стороны мать нашла свое счастье, а с другой стороны, ее муж будет наконец принадлежать только ей и никому другому!!!

« Предыдущие записи