Эротические рассказы

читайте бесплатно порно рассказы онлайн


Гарем — Один на всех (Ловелас)

Автор: admin

— Давай, я сама тебя помою, а то, знаю я Вас мужиков, потрете мылом для вида, смоете водой и чист, — на правах его новой жены, с подчеркнутой строгостью произнесла Варя.
Усадив его на лавку, она наклонила ему голову к тазику и стала нещадно мылить и скрести ему голову. А он, послушно сидел перед ней, млея от ее нежной женской заботы, и ненасытно косился на дремуче заросшие волосом половые губы, слегка опухшие, после вчерашней страстной ночи. Да и утречком удалось разок засунуть ей, прежде чем, накинув платье, на свое подогретое любовью тело, она пошла будить сестер, чтобы вовремя подоили коров, к предстоящей пастьбе.
Косился он не только на ее сладкое местечко, но и про ее сестер не забывал, украдкой разглядывая их гладкие тела и удивляясь, до чего же они походят одна на другую. Зады, груди, ляжки ног, у всех одной ширины, точно их по общей прочной мерке слепили. А вот масть, чуть — чуть разнится. У одной кожа или цвет волос чуть темнее, у другой чуть светлее, а у третьей вообще, рыжим огнем голова и под животом полыхает. Да и на голове у нее волосы рыжие и причудливо вьющиеся. Когда сухие, пушатся в красивом беспорядке.
Она и про член его не забыла. Взяла в мыльные ладони и давай медленно — медленно мылить, словно мастурбирует им.
— Варюша, любимая моя, пожалей! Мужик же я, в конце концов, а ты меня так распаляешь! Мочи уже никакой нет терпеть! – Косясь на девушек, шепотом жалобно взмолился он.
— Погоди еще немного Славочка, чуть — чуть тебе осталось терпеть. Сейчас, я уже не хочу, сколько же можно, а вот Томка, вон та, что рыженькая, немного задержится, так ты уж тогда не теряй время, сразу ложи ее на лавку. Она, конечно, слегка поломается для вида, чтобы не так стыдно было сразу давать, а потом, у Вас все прекрасно сладится. Отведешь душу, на славу. Томка, прямо умирает, так сильно хочет мужика. Тронь и соком брызнет. Ты уж не подкачай. Приласкай, так же мило, как меня вчера на сеновале ласкал. Она, будет счастлива этому.
Оглядываясь на Тамару, девушки вышли. Встав над тазом, опустив в него распущенные волосы, она усердно полоскала их в чистой воде. Приблизившись к ней, он молча прижался бедрами, к ее мокрым ягодицам и, мягко взяв в руки груди, стал нежно сминать их, поражаясь сочетанию бархатистой атласности их нежной кожи и тугой упругости плоти.
Словно не замечая этого, она продолжала обихаживать волосы. Скользя по ее телу, он погладил ее выпуклый живот и, чувствуя его нервную дрожь, погладил ее по волосатым складкам половых губ. Ноги Тамары раздвинулись. Принимая это, как молчаливое разрешение, он тронул членом ее щель и чуть присев, медленно ввел его в дрожащую, судорожно сжимающуюся плоть девушки. Держа ее за груди, он ласкающе мелко, двигал членом, возбуждая стенки ее влагалища.
— Глубже! – Вдруг возбужденно выдохнула она, и, крупно задрожав, со всей силой, крепко прижала упругий зад к его бедрам. Ее влагалище быстро и конвульсивно содрогалось на члене.
Крепче сжав ее груди, он до лобка вогнал член и мелко — мелко задвигал им, ударяя по дну матки. Она сладостно застонала. Трудно дыша, она уперлась руками в лавку и, прижав зад, несколько раз содрогнулась. Обхватив ее за талию, он начал наносить сильные удары, понимая, что ей хочется лучше чувствовать его.
— Еще! Еще, сильней! Ты, не жалей меня! Не жалей ее!
Сдвинув в сторону таз, он развернулся вместе с ней и сел, почувствовав, как ее тяжелое тело грузно придавило его бедра. Его член грозил пробить ее насквозь.
Издавая громкие стоны, она заелозила широким задом по его бедрам, заставляя член ворошить все ее влагалище.
— Ох! О — ох! О — о — о — ох! – От полноты чувств, громко заохала она и, откидываясь на его грудь, попросила:
— «Подержи меня, а то я упаду! »
Ее било, словно в припадке. То, плотно сводя, то, широко разводя полные ноги, она судорожно вскидывалась почти лежа на нем

Осеменатор — Один на всех (Ловелас)

Автор: admin

— Ха! Нет, Колька, ты только посмотри, что она пишет! — шурша развернутой газетой, возбужденно воскликнул со смехом Семен. – «Одинокая женщина, желает познакомиться с приличным мужчиной, желательно без вредных привычек, для интимных отношений. Возможен брак».
— Они что там в городе, совсем что ли остались без мужиков, если она ищет мужика через газету? – Закусывая выпитую водку, равнодушно спросил Николай.
— Почему, совсем? — отставляя стакан водки, ответил брат. – Мужиков Коленька, в городе сейчас, хоть пруд ими пруди, но одиноких баб, тоже море.
— Вот бы, мне туда! — мечтательно произнес Семен, лоснясь от сладких предвкушений.
— Вот — вот! Тебя бы туда, — услышав эти слова мужа, насмешливо подхватила Дарья. — А то, ты здесь уже всех местных баб перепробовал, за молодых девок, теперь взялся. Знаешь Коля, кто к нему теперь на сеновал по ночам бегает? Ленка. Соседская девчонка. А этой, соплячке, едва — едва минуло пятнадцать лет.
— Неужели, бегает?
Николай вспомнил, попавшуюся ему навстречу девушку с женственной фигурой и крупной тяжело покачивающейся на ходу грудью. Хороша, девка! Настоящая деревенская красавица.
— Что, серьезно брат?
Николай, не собирался этого скрывать. Пожав плечами, он ответил с блудливой ухмылкой:
— «Чего же мне отказывать, если тебя просит красивая девка? »
— Просила она тебя, как же! — издевательски заметила Дарья.
— Ты знаешь, Коля, она прибежала ко мне оборванная и заплаканная. Девчонка встречается с мальчиком. Ну, он и припутал их на крыше в совхозном сеновале. Дело то, сам понимаешь, молодое. Сережка, там снял с нее трусики. Ничего пока между ними не было, он ее лишь немного успел пощупать. Увидел Семена, перепугался до смерти и удрал, а Лена осталась. Она, бедная, так испугалась, что онемела. Не успела надеть трусы. Он этим и воспользовался. Навалился на бедненькую девочку и истязал ее два часа.
— Истязал! Ха! Ты бы посмотрела Дашка, как эта несчастненькая, по твоим словам, изнасилованная девочка, пылко подмахивала мне! Под нами от ее искр, чуть сено не вспыхнуло. Кончала, аж три раза. Просила глубже, глубже его засунь, дядя Сеня! А тебе глупой врала, ужасы всякие расписывала, что я такой злой, нехороший. Боялась, что узнаешь ты про нее, так при встрече начнешь при бабах ее костерить. Ты, хоть задумываешься, чего ж она сейчас ко мне бегает? Небось было бы ей тогда плохо, не прибегала бы ко мне, а со своим молокососом встречалась, с которым до этого трахалась.
Дарья, промолчала, потому что Семен, все-таки был прав. После того разговора, она недавно встречала Лену, заставила ее придти к ней домой и поговорила. Лена пришла, и в ответ на настоятельные расспросы Дарьи, призналась, что она без ума от Семена. Что именно он, пробудил в ней страстную женщину, фактически сделав ее таковой. Дарья то лучше всех знала, какой он в постели. В двенадцать лет сделал ее женщиной. Еще в шестом классе.
Она осталась тогда мыть в классе пол, услышала голос молодой учительницы русского и литературы Марины Сергеевны и Семки Фомина. Услышав вскрик учительницы, затем звонкие шлепки, она из любопытства спряталась под задней партой. Дверь класса распахнулась и Даша увидела, как Семка затолкнул в него преподавательницу. Отбиваясь от него, она пятилась, пока не уперлась задом в свой стол. Завалив ее на стол, Семка полез под юбку. По — девчоночьи вскрикивая, она часто задрыгала поднятыми ногами, Семка шарил под ее юбкой и видно что-то такое сделал, отчего ее ноги вдруг бессильно обмякли, задрожали и сами собой раздвинулись. Со своего места Даша видела, как спустив с нее трусы, Семка вытащил свой здоровый член и повозив им по расщелине Марины Сергеевны, глубоко воткнул. Она застонала, ее длинные ноги задрожали и еще больше распустились. Она заелозила задом под Семкой, который крепко держал ее за белые красивые бедра. Марине Сергеевне это было видать приятно

Он … и они. Часть 3 — Один на всех (Ловелас)

Автор: admin

Спокойная жизнь благотворно влияла на Марию Владимировну. Стоя перед большим зеркалом, она надевала нижнее белье. Она и раньше замечала, что ее располневшей груди стало тесно в лифчике, сейчас же она ясно видела, как округлился ее живот, налились обильной плотью и ощутимо раздались бедра, неприлично растолстели ягодицы. Да и ноги чересчур сильно располнели. Господи, да она стала настоящей коровой!
— Мама, какая ты стала красивая!
— Ох, Лилечка, как ты меня испугала! Я вот смотрю на себя в зеркало и не узнаю свое прежде стройное тело. В кого я только превратилась! Это же ужас какой-то! Смотрю в зеркало и вижу в нем безобразную толстуху с большой грудью и жирными ягодицами.
— У меня, мамуля, точно такая же история. Не знаю, что и делать.
Мария Владимировна приподняла тяжелую грудь и защемила пальцами сосок. Занимаясь любовью, Паша обожает сосать ее грудь. Заметив возле него пятно засоса, она прикрыла его пальцами.
— Павлик тоже наделал у меня на груди пятен -как равной, сообщила вдруг Лиля.
Мария Владимировна порозовела -Как у тебя с Павлушей дела?
— Ты же знаешь мамочка, что от меня он каждый раз приходит к тебе.
Мать покраснела.
— Ты, значит, заметила это? Может, мне следует чаще отправлять его восвояси? Я, сама не заметила, как мы с тобой стали неприлично нескромны. Делимся друг с другом, словно две женщины, интимными подробностями.
— Ох, мамуля. Конечно же заметила. Мы с тобой так сильно изменились за последний год. Возможно это и не очень хорошо, но я, довольна своей жизнью.
— Скажи милая, когда вы наедине, Паша рассказывает тебе что-нибудь обо мне?
— Рассказывает, но лишь все хорошее. Он боготворит тебя мамуля. Стоит мне отпустить его, как он тотчас бежит к тебе.
— Но, сначала идет к тебе, мое солнышко. Тебе не мешало бы предохраняться. Мне не хочется, чтобы ты делала аборт.
— Нет, мамочка, аборты делать я не буду. Марина сказала, что умеет принимать роды.
— Ты хочешь рожать? Мне кажется, это не разумно.
— Пока об этом рано думать, но если залечу, уродовать себя абортом не стану. Лучше, рожу.
Открывая дверь, она попросила:
— «Давай не будем, пока обсуждать эту тему».
Посмотрев вслед выходящей дочери, Мария вздохнула. Ее Лиля, тоже сильно изменилась, стала неуступчива.
Разговор с дочерью взволновал женщину. Взяв в руки рубашку, она стала надевать ее и в этот момент, руки Павлика обняли ее сзади, а его ладони крепко стиснули полные груди. Трепеща от возбуждения, она стояла с поднятыми руками. Взяв у нее рубашку, он бросил ее на зеркало и слегка нагнув, начал нетерпеливо вставлять сзади член.
— Паша, сейчас войдет Лилечка и застанет нас, — умоляюще сказала она.
— Ну и что. Она тоже женщина.
— Она моя дочь. Мне стыдно, если она застанет нас в таком виде.
— Ты же заставала нас, когда мы с ней занимались любовью.
— Ох, Пашенька, я даже не могу отказать тебе, потому что стоит тебе прикоснуться ко мне, я готова тебе отдаться -Какая ты стала красивая Машенька! У тебя стало очень соблазнительное тело. Мне нравятся такие женщины.
— Ты находишь, что полнота мне идет? Лиля, кстати, тоже сказала, что я похорошела.
— Она, совершенно права. Ты выглядишь сейчас великолепно.
— Тебе не кажется, что я сильно пополнела?
— Нет. Я считаю, ты стала прекрасна.

* * *

— С днем рождения милый!
Окружив кровать улыбающиеся женщины осыпали Пашу поцелуями -Какое великолепное пробуждение! – шутливо воскликнул он, пряча за шуткой растроганность.
Тоня нагнулась к его уху и незаметно прошептала:
— «Мы с девочками, приготовили тебе сюрприз. Через час, приходи в свое убежище. Мы будем тебя ждать».
Шесть разных, но одинаково прекрасных, обнаженных девушек, смущенно улыбаясь, лежали перед ним. Он впервые увидел их обнаженных всех одновременно. Это был их подарок ему

Следующие записи »