Эротические рассказы

читайте бесплатно порно рассказы онлайн


Женское счастье — был бы милый рядом — Романтика (Эротика)

Автор: admin

Нет, ЕГО не было снова, а мир без НЕГО традиционно был холоден и пуст, душу согревала только одна, но весьма соблазнительная перспектива — убить начальника. Он регулярно появлялся уровне этак на четвертом. Будем честны — ОНА к нему относилась очень хорошо, даже любила какой-то особенной любовью, которую умом не понять, впрочем, так же, как и любое другое чувство. Но, опять, не будем скрывать, что любой с удовольствием убил бы своего начальника, представься ему такая возможность. Шеф был существо весьма интеллектуальное — он всегда знал, где находится противник, охотиться за ним не приходилось — он сам преследовал свою жертву. Но в этом то как раз и была его слабость — зная повадки шефа, им можно было легко манипулировать! В разгар погони он обо всем забывал, его легко было заманить в ловушку. ОНА ловко поставила две бомбы, а сама спряталась за ближайший угол. Раздался взрыв — и единственное, что ОНА успела потом рассмотреть, были клубы дыма и седые усики, медленно и плавно опускающиеся на дорожку лабиринта. Есть! Ура! Счастье есть, его не может не быть! На следующем уровне ОН просто обязан появиться. Каждая клеточка ЕЕ организма сладко сжалась от предвкушения близкого счастья.И вот, после традиционного музыкального проигрыша, ОНА осторожно ступила на кирпичную дорожку — ту самую, с которой связано бесконечно много теплых воспоминаний, которая никогда не надоест!!! Итак, ОНА узнала его сразу — в толпе безразличных коллег и преподавателей ЕЕ сестры, разномастных начальников и рекламодателей — она узнала ЕГО тупой целеустремленный взгляд, быструю нервную походку, ЕГО непредсказуемость и безразличие к окружающим, а также эту гадкую манеру ходить сквозь стены! Поймать ЕГО можно было только загнав в угол, либо имея управляемую бомбу. Тогда надо было положить эту самую бомбу на самое посещаемое место и терпеливо ждать, пока ОН пройдет мимо. Заманить ЕГО куда-нибудь было просто нереально — у НЕГО начисто отсутствовало чувство реальности… Впрочем, в жизни ОН реагировал еще и на своих врагов… Но тут ОН был совершенно безразличен ко всему — врагов не было, была только ОНА, а ЕЕ ОН по жизни не замечал — не знал ОН, что и ОНА может быть иногда очень опасна."Стать его врагом, что ли? Чтобы заметил!" — подумалось ЕЙ — реально. Какое блаженство — просто видеть ЕГО, идти рядом — с риском это не сопряжено, это же не шеф, которому полагается все знать. Забавно, что ОН живет будто в шорах… И опасен ОН, только если столкнуться с НИМ нос к носу. Можно было бы жить себе спокойно, просто не обращая на НЕГО никакого внимания, но ОНА этого не хотела! Все было очень серьезно. Вот оно какое — настоящее чувство. Оно требует фанатичного служения! И ОНА служила ему, как могла… Она мельком поглядывала на ЕГО лупоглазый фиолетовый профиль, нежные маленькие рожки… "Как он мил! Одно это оправдывает то, что я так глупо втрескалась в такого гада!" Гадом ОН на самом деле не был, и ОНА это сознавала. Просто — какой есть, такой есть… Но какое это было блаженство — называть ЕГО гадом прямо в глаза! Правда, ОН все равно никогда ничего не слышит… ОНА слишком размечталась — а это было серьезной ошибкой! Из-за поворота сразу выскочил шеф… "Ничего, — подумала ОНА, умирая, — у меня есть еще одна жизнь." И вот ОНА снова на знакомой дорожке — главной тропе ЕЕ жизни. ОНА готова ко всему, готова погибнуть ради НЕГО — как всегда. Теперь ОНА действовала четко и оперативно. ОНА подкараулила ЕГО в углу лабиринта, расставила бомбы на всех путях к спасению — и все ради своего бесценного сокровища. "Вот тебе за то, что ты меня не замечаешь, за то, что не отвечаешь на мои письма, за то, что не взял меня на тусовку, где был Пол МакКартни — впрочем, как и на все остальные тусовки, но с Полом — это было особенно обидно; за то, что не спал со мной столько, сколько мне хотелось, за то, что я у тебя не одна была, в конце концов! Вот тебе!" ОН успел только раскрыть свои широко расставленные, на выкате, глаза..

А может быть…? — Подчинение (Унижение)

Автор: admin

Что вы представляете, когда рассматриваете девушек на улице, в магазине, в метро?
Что вы представляете, когда видите фотографию девушки в купальнике и на что вы смотрите и что представляете при этом? Что вы представляете, когда видите идущую по улице 20 — летнюю обворожительную девушку в короткой мини — юбке, телесных чулочках и открытой обуви? Что вы представляете, когда видите, что девушка не надела лифчика и сквозь майку просвечивают большие пирамидальные соски? Что вы чувствуете, когда видите спортивные ножки девушки, на который отлично выделяются линии икр, на каждой из которых выделяется мощная ахиллесова пята и божественные пяточки? Что вы представляете себе, когда видите это? Вы представляете, как дотрагиваетесь губами до её божественных пальчиков, которые так прекрасны в этих шлёпках? Вы хотите впиться губами в её божественную юную молочную грудь, которая так забавно сотрясается при ходьбе? Вы мечтаете закинуть эти ножки себе на плечи, и чтобы она стонала, называя ваше имя? Или вы мечтаете, чтобы она грозно смотрела на вас сверху вниз, когда вы будете извиваться ужом у её ног, вылизывая каждый пальчик и умоляя больше вас не пороть? А может быть каждый этот пальчик был покрыт поцелуями сотни мужчин и вы один из тысячи других, кто только мечтает об этом? А возможно, что строгое воспитание этой девушки не даёт ей возможность признаться, что она мечтает быть Госпожой и заставлять мужчин целовать её ноги.
А может быть эти спортивные сексуальные ноги невысокой брюнетки с миловидным дерзким личиком недавно целовал трясущимися от страха губами молодой человек, которого насиловали трое мужчин за то, что он оскорбил эту девушку и сейчас она идёт перед вами по улице и с наслаждением вспоминает, как он, целуя её ноги, умолял отпустить его и слёзно просил прощения за всё, что ей сделал, становясь на её глазах петухом. Наверняка она сняла такое событие на видео, и теперь этот молодой человек, как волшебная палочка, выполняет любые прихоти этой невысокой девушки с обворожительной попкой, боясь, что кто-нибудь узнает, что он был жесточайше опущен и нижайше отпетушён тремя мужиками. Может теперь на его попе красуется татуировка с её именем или с именами этих мужчин, а на шеё висит кулончик в виде петушка, который она обязала его носить. А возможно, что она просто девушка, которая никогда бы не позволила себе так жестоко мстить за обиды.
А может быть эта сексуальная девушка, которая стоит рядом с вами в вагоне метро на самом деле охотница за педофилами, которая отлавливает последних в интернету и сдаёт органам. Может её небольшую, но очень сексуальную молочную грудь, на которую так и косится ваш взгляд, этой ночью жадно облизывал её бойфренд, находясь в диком экстазе во время жаркого секса с ней, и уже готов был кончить в неё, а в тот же момент практически кончал один из заключённых тюремной зоны Иркутской области КИЧ — 450, который насиловал в зад того самого педофила, лежащего со связанными за спиной руками и кляпом во рту, которого подловила в интернете и поймала эта сексуальная девушка.
А может быть та сексуальная светловолосая хохлушка, которая положила ножку на ножку за соседним столиков в кафе и тем самым не дала возможности думать о чём-то ещё, кроме её сексуальных ножек на самом деле шантажистка и её хобби цеплять мужчин на чём-нибудь и иметь их во все дыхательно — пихательные. Может быть сейчас по её лицу проскочила улыбка потому, что она вспомнила анекдот, а может быть потому, что она вспомнила Славика, который очень боится, что его отец может увидеть видеозапись, на которой он в маминых чулках имеет себя смазанным детским кремом огурцом, думая, что делает это для Госпожи время виртуального сеанса БДСМ. Может быть она улыбается потому, что представляет то, как она и её подружки будут играть со Славиком, зная, что он сделает всё лишь бы его отец не узнал, что его сыночек долбиться в очко в маминых колготках

Приключения Пети и Саши. Часть 2 — Подростки (Школьники)

Автор: admin

– И за сестрой своей в ванной никогда не подглядывал? Отвечай!
– Нет, нет, не надо так делать!
– Почему? Неужели ты не делаешь это сам? В кроватке? Или в другом месте? Может быть в туалете? – темп движений постепенно убыстрялся.
– Да! – неожиданно для самого себя ответил уже почти ничего не соображающий мальчик. – В туалете…
– Ага! И за нами подглядывал для этого?
– Да.
– Значит, ты любишь смотреть на голых девочек? Видеть их груди? Попы? Смотреть, как они переодеваются? Может быть, как писают? Да? – приговаривая так, Рита все сильнее сжимала руку, двигая ей в бешеном темпе.
Горячая волна захлестнула Петю. Он дернулся и на Риту выплеснулась горячая белая струя, за ней другая, третья… Не ожидавшая этого девчонка едва успела уклониться.
Саша впервые увидела мужской оргазм. Трусики ее давно были мокры от впечатлений сегодняшнего дня, а тут она почувствовала, что сама коснуться рукой своей мокрой, горячей щелки. К счастью, она вовремя опомнилась и удержалась…
Происшедшее смутило девчонок и даже сама Рита, виновница его, почувствовала себя неудобно. Она, не говоря ни слова, принесла из кухни тряпку и стала оттирать с ковра образовавшиеся на нем пятна. Другие стали ей помогать.
В образовавшейся суматохе все забыли о Пете, понуро стоявшем в углу. По щекам его текли слезы и он даже не вытирал их…
Наконец, все было убрано, мебель расставлена по местам. Девушки, посмотрев на часы, стали собираться домой. Пете было разрешено выйти из угла и одеться. Прикосновение грубой ткани джинсов к израненной, не прикрытой ничем попе было болезненным…
Выйдя из квартиры, мальчик медленно побрел домой. Пережитый стыд и боль, терзали его. Как придти завтра в класс? Как смотреть на девчонок? Они ведь обязательно разболтают все! Может, перейти в другую школу?
Погруженный в мысли, Петя не заметил, что рядом с ним давно уже идет Саша. Увидев, наконец, ее он совсем смутился. Перед Сашей ему, почему-то, было стыднее всего…
– Петь, Петенька, не переживай так! – заговорила Саша, беря его за локоть. – Девчонки просили передать, что ничего никому не расскажут.
Петя понуро кивнул.
– Я на тебя не сержусь, – продолжала Саша, – хотя мне тоже стыдно и обидно, что ты за мной подглядывал…
Войдя в подъезд, спутники остановились.
– Давай забудем? Пожалуйста! – с этими словами Саша, неожиданно для Пети, да и для себя самой, обняла Петю и поцеловала его в лоб.
Петя, по — прежнему не говоря ни слова, прижался к Саше, чувствуя, что разрыдается, если скажет хоть одно слово. Неожиданное сочувствие и ласка девочки, которая, казалось бы, должна презирать его после всего происшедшего, потрясли его. Мальчик робко погладил Сашу по спине, поцеловал в щеку. Молодые люди застыли, обнявшись…
– Ишь, взяли моду – по подъездам тискаться! – раздался сзади скрипучий старушечий голос. – Родители ее по всем больницам обыскались, а она с парнем при всем честном народе целуется! Ничего, отец, небось, тебе всыпет!
Сашу как будто окатили холодной водой. Как она могла забыть! Сегодня к ним приехали гости – ее старшая сестра, недавно вышедшая замуж и живущая с мужем в другом городе. Сразу после тренировки Саша обещала быть дома на праздничном обеде. Боже, что будет?
Забыв попрощаться с Петей, Саша опрометью кинулась на свой этаж. Открыв своим ключом дверь, она застала ужасную картину: заплаканная мама судорожно накручивала диск телефона, рядом с ней стоял угрюмый отец. Увидев Сашу, мать бросилась к ней:
– Слава Богу, живая! Где ты была?
– На тренировке, – не подумав, ответила Саша.
– На тренировке? Она кончилась три часа назад! Мы все больницы обзвонили, в милицию заявляли!
– Извините, мама, папа, я совсем забыла, – начала оправдываться девочка, – мы погуляли…
– Забыла? А почему от тебя спиртным пахнет?
– Ладно, об этом потом, – вступил в разговор молчавший до сих пор папа, – вижу, Александра, что ты не понимаешь хорошего отношения. Придется применить другие средства..

Долгий путь к счастью — Первый секс (Потеря девственности)

Автор: admin

Она тоже почувствовала, что ждала этого человека всю свою не очень длинную, но уже такую многострадальную, жизнь. И тут осторожно, видимо боясь спугнуть, его губы начали касаться её губ. Так было с Катей давно, ещё в садике. Тогда она целовалась с мальчиком из своей группы. Но теперь это был человек, к которому, может быть, впервые в жизни, она испытывала какие-то чувства, который был единственным защитником её на этой земле. Катя ответила на поцелуй осторожно, с нежностью и упоением, пусть и немного неумело, но Романа это чрезвычайно возбудило. Он страстно впивался в её юные и нежные губки, наслаждаясь ими и ловя маленький, шаловливый язычок, сглатывая слюну девочки. Руки стали перебираться к маленьким сисечкам, поглаживая их осторожно через пижаму. Катя не возражала, она много знала о сексе, у неё даже были фантазии на этот счёт, только реализовать их пока было не с кем. Она особенно ни с кем и не дружила. По ночам нежно массируя свой маленький отросточек между ног, она представляла, как её ласкает взрослый и любящий мужчина, может быть, похожий на папу, но не пахнущий самогоном, а трезвый и внимательный, прислушивающийся к её чувствам и ощущениям…
Её маленькая писечка уже стала увлажняться и раскрываться, словно цветочек, радующийся ласковому солнышку, которое наконец выглянуло, и ласкало его своими лучами. Роман заметил, что девочка и сама возбуждена, и осмелел ещё больше. Губы покрывали шейку, подбородок и ушки поцелуями, руки не переставали гладить сисечки, уже забравшись под пижаму, и ощутив их божественную наготу и нежность.
— Любовь моя, Катенька, я так ждал тебя! Всю жизнь ждал! — шептал Роман, не останавливаясь. Катя доверилась ему, и принимала его ласки с удовольствием. Ей и самой это нравилось, хотелось раздеться, слиться с этим человеком воедино. Казалось, они уже очень давно были знакомы, и так же давно любили друг друга. Они так раскрепостились, что стали раздеваться, Роман положил свою юную возлюбленную на кровать, и стал целовать её губы, шею, грудь, и сосать маленькие, розовенькие, сосочки. Член его торчал как кол, упираясь в матрац. Раздвинув ножки девочки, Роман пробрался между них, и стал лизать мокренькую и чистую писечку, бегая языком по всему отверстию и клитору, забегая в чистенькое анальное отверстие, и вновь возвращаясь к «главному входу». Кате такая «процедура» очень понравилась — она открыла ротик, и тяжело дышала, руки гладили голову и плечи Романа. Она почувствовала доселе неведомое наслаждение — это было намного приятнее, чем игры с собой по ночам. Смазка так и сочилась из её маленькой щёлочки, клитор вытянулся, и принимал ласки Романа с благодарностью и наслаждением. Сама Катя аж дрожала, и немного вертела тазом, из груди стали вырываться стоны. От них Роман вообще потерял всякий рассудок. Он тоже застонал, и ни на секунду не оставлял в покое её прелестное отверстие, которое изнывало и истекало, жадно глотал её смазку, сосал клитор, ритмично втягивая его себе в рот, потом оставлял его, и обводил языком всё отверстие девочки, но вскоре снова возвращаясь и смакуя этот разбухший розовый отросточек. Потом Роман смазал средний палец в её смазке, и начал несильно массировать им попочку девочки, не отрываясь от писи. Ещё немного, и послышались последние стоны, Катю стало дёргать, и она стала испускать прямо ему в рот, Роман с наслаждением пил текущую из неё жидкость, целовал клиторочек, его палец сжимала попочка девочки. Оргазм длился долго, Катю гнуло и трясло, приглушённый крик приводил Романа в восторг — значит, он ещё был на что-то годен, был нужен. А что потом, уже не имеет никакого значения. Есть только этот день и эта близость, есть только одна живая душа рядом, и такая родная и любимая, к тому же… Когда девочка успокоилась, она улыбнулась загадочной, но всё же какой-то доброй улыбкой, и потянулась рукой между ног Романа. Нащупав его кол, она даже удивилась его "боеготовности"

Как тебе? — Групповой секс (Групповуха)

Автор: admin

Она спокойна стояла, плавки соскользнули к ее коленкам и тут она ожила, упираясь руками в пол, она выпрямила ноги, попка поднялась вверх, но я не стал терять время, а тут же опустил ее плавки для самых пяточек. Потом Ирка опять согнула коленки, и попка вернулась в исходное положение, я аккуратно снял плавочки с ее ног и отбросил в сторону.
Теперь она была полностью оголена, попка разделялась по середине, две острые ягодице торчали вверх, ямка, указывающая на анус, чуть ниже еще одна ямочка, это вход в ее пещерку, а ниже сами губки, мокренькие, сверкающие от влаги, они сочились, это было видно не вооруженным глазом. Я встал, сбросил с себя ненужную простынь, мой член подпрыгнул вверх, парни посмотрели на меня. Я не мог ее вот так оставить, я хотел ее, хотел, что бы ее взяли и парни, и мне хотелось показать ее похоть, именно это сейчас Ирка и показывала, но я хотел, что бы они видели какая она, не простое сексуальная или эротичная, кто как хочет, пусть так и называет, я хотел, что бы они видели какая она страстная, и порой может быть ненасытной, что бы они увидели, какой она бывает открытой и развратной. Мне хотелось все это показать, показать то, как она подчиняется мужчине, подчиняется мне, то как она получает настоящее, огромное наслаждение от секса, и то как она получает бесконечные оргазмы.
Парни смотрела то на меня, то на нее. Я стоял над ней, положил руки на ягодицы, и развел их в стороны, попка еще больше раскрылась, Ирка ойкнула, может было больно, но я не обратил на это внимание. Руками помассажировал ее ягодицы, попка то сжималась, то раскрывалась, а потом я положил пальцы на ее губки, провел по ним, а после одним движением развел губки в стороны, послышался чавкающий звук. Ирка вздрогнула, приподняла попку чуть повыше, ей нравилось, как я обращаюсь с ней, то как показываю ее пещерку, ей нравились ее немые зрители, и их взгляды. Я провел пальцем от губок к анусу, она чуть сжала попку, боясь, что я войду в нее именно в этом месте, ладошкой я слегка шлепнул ее по попке, она тут же расслабилась и попка опять раскрылась. Я снова провел пальцем от ее воспаленных желанием губок до входа в ее попку, в этот раз она ничего не сделал, тело чуть пошевелилось, Ирка убрала спереди руки которыми упиралась в пол и заведя их назад, положила себе на ягодицы. Я чуть нажал на анус, Ирка охнула, ее пальцы сжали ягодицы и чуть развели их в стороны, я нажал еще чуть посильней, и Ирка еще сильней развела руками ягодицы, теперь палец легко мог проскользнуть в ее попку, ее дырочка раскрывалась. Парни заворожено смотрели за моими действиями, казалось они перестали дышать, Андрюшка держался за свой член, в прочем и Виктор тоже не отпускал своего.
Я вошел в Ирку легко, она только ойкнула, я не тронул ее попку, она застонала, и уже буквально через несколько секунд она закричала от оргазма, она и так себя сдерживала, как только могла. Я знаю как ни кто другой, что она мгновенно возбуждается и может всего секунд за десять испытать свой первый оргазм, а их может быть несколько десять, двадцать, но и на этом еще ничего не кончалось, если она отдохнет, то может повторить все с начала, может не столь сильными будут ее последующие оргазмы, но она их кажется могла получать бесконечно, до тех пор пока ее не покинут силы, а до тех пор, пока она могла, она хотела секса.
Я вышел из нее не закончив, Иркино тело упало, с минуту она вздрагивала, я не трогал ее, парни отплыли подальше, что бы успокоиться и так же не мешать, а может не смущать Ирку. Через две минуты она открыла глаза -Как сильно -только и сказала она, теперь ее глаза сияли, ее пьяное состояние улетучилось, она улыбнулась и погладила меня по щеке, — я еще хочу.
Я улыбнулся, наклонился и поцеловал ее, рукой провел по ножке, она тут же повернула ее в сторону, что бы моя рука проскользила по ее все так же возбужденным губкам, на мгновение я остановил, слегка надавил на губки и палец сразу же провалился в ее пещерку, Ирка ахнула.
— Еще, — снова сказала она, — еще хочу

Которая пахнет мёдом — Романтика (Эротика)

Автор: admin

Девушка, девочка, девчушка… Босоногая худышка, мулатка. Ждет своего отца с моря, а я не знаю как с ней познакомиться. Она волнует меня, я задыхаюсь, когда вижу ее там… на пристани. Сегодня подойду, у меня веская причина, завтра уезжать, а так и не сказал ни одного слова. Что сказать? Глупость какая. Еще какая! Она не знает обо мне ничего, ну разве что: "Гринго приехал, не купается в море, не выходит в пуэбло, сидит кукучей в своей кабанье и лишь в окно выглядывает" А я знаю про нее всё, абсолютно! Пусть даже и выдумал. Она такая, такая… Спелая, тугая маслина, и блестит мелкими капельками пота в лучах заката. Её тело щедро начинено ядреным духом юга, знойной энергией, созрело для плотской любви обогнав при этом возраст, осторожность и практичность, понятие о том как выгодней распорядиться божьей наградой. Господи! О чем это я? Мне сорок… Ей тринадцать, может быть… Что же в ней такого, в этой шоколадной мулатке со смоляными, мелкими кудряшками вместо волос и еще по-детски, в ссадинах коленками?Я видел ее позавчера утром в выбеленном солнцем и морской солью платьице едва прикрывающем то, что намагничивает взгляд. Несла пластиковое ведро набитое кокосами к лодке, рыбакам нужно пить в море, они ждали на пристани, сидели в лодке и покрикивали: "Рапидо! Рапидо!" Ей было тяжело, она изогнулась балансируя вес своим телом и… при этом свободной рукой прижимала к груди тряпичную куклу-обезьянку. В куклы играет, а я: тело созрело, тело созрело! Помочь или нет? Неудобно… Что подумают люди сидящие в лодке? Проклятые условности ограничивающие моё право на свободу. Что подумают люди… Что, подумают люди? Если вдруг, Господь сделал эту половинку для меня. Пусть ошибся в расе, пусть запоздал с возрастом. Но она именно моя половинка, та, что принадлежит одному гомункулу, одному атому, который во всей вселенной лишь один, а мы с ней его электрон с протоном.Черт! Душно. Жарко. Почему, об этом всём, думаю я, а она даже не подозревает о моем волнении? Или подозревает? Лениво повернула голову в сторону моего деревянного домика. Она же чувствует, что за ней следят. А может она чувствует почти тоже самое, что сейчас творится со мной? Зачем бы она приходила, ежедневно сюда, за два часа до прибытия лодки? И провидение не зря подтолкнуло меня поселиться в этой деревушке, в этом доме, рядом с пристанью. Девочка моя! Прочти мои мысли, услышь посылаемые тебе яростно телепатические импульсы. Повернись еще раз! Повернулась. У меня ёкнуло сердце. Работает! Хотя… Это я уже проделываю последние две недели, и срабатывало с половинной вероятностью. Нужно просто подойти и сказать ей… Я трушу. Не подойду и в этот раз, а завтра… А завтра утром я уеду и может быть никогда сюда не вернусь.У меня был однажды шанс заговорить. Я шел к роднику за водой по узкой тропинке в пальмовой роще. А на встречу мне она, маленькая, гибкая антилопа, черная, жгучая самка. Удар током обычная щекотка по сравнению с тем, что испытал тогда. Вот где осознал всю теорию о едином гомункуле, созданным богом . А ведь раньше смеялся! Посмеяться еще раз, что ли? Меня парализовало, в буквальном смысле, не смог пошевелиться загородив всю тропинку. Она улыбнулась глядя мне в глаза, изящно вильнув бедрами обошла едва коснувшись, быть может, всего лишь задела воздухом. Но как я встрепенулся! Мы оглянулись синхронно. Она еще раз улыбнулась брызнув лучистым взглядом. И в тот же вечер я стал замечать ее на пристани. Приходила ли раньше? Хоть убей, не вспомню! Хочется верить, что нет.Я подойду… я подойду. Как бы трудно ни было, как бы не о чем было говорить. Мужчина в конце концов, а? Подойду и скажу: "Привет", а она в ответ: "Привет". Так, начало положено, что дальше? Дальше. "А я завтра уезжаю" Она: "Очень хорошо" Кольнет обида: "Почему хорошо"?- Ну, наверное, хорошо, для Вас.- А для тебя?- А я вот, папу жду с рыбалки… — уклонится от прямого, идиотского вопроса. Вопросы конечно же идиотские

Девочка — Лесбиянки (Лесби)

Автор: admin

Мы некоторое, незначительное, время пили чай молча. Я делала вид, что увлечена этим занятием, хотя чай совсем не хотелось. Но как-то потом постепенно стало тепло и уютно. Захотелось вдруг взять её руку в свою, прижать к лицу и сказать ей, что она такая хорошая! Она сидела за другим концом стола, достаточно всё-таки большого для того, чтобы я не могла "нечаянно" коснуться её руки. -Ты, может быть хочешь фотки посмотреть? — Да, не особенно — потому что я не люблю в гостях смотреть альбомы, которые все обязательно предлагают посмотреть, когда занять нечем. -Но всё равно! Что-то надо делать! Здесь сидеть скучно. — Прости, я, может быть, зря это скажу, но скажу… Знаешь — мне просто хорошо быть рядом с тобой. — Клёво… Да, здорово, конечно, но… — она заулыбалась и стала строить мне глазки. Зачем, дурочка? Она такая классная, когда просто… Блестящие пушистые глазки и нежные, почти младенческие губки. — Знаешь, я придумала! — торжественно произнесла она и вылетела из кухни. Не на долго, в прочем. Вернулась с бутылкой вина какого-то, — Вуаля! Зачем только я на это согласилась? Даже вино открыла, потому что она сообщила, что не дружит со штопором, зато виртуозно открывает пиво зажигалкой, да, в принципе, всеми подручными средствами. Вино было разлито по бокалам для коктейлей, был произнесён банальный тост "За знакомство" и она со смехом выпила половину содержимого своего бокала. — Вообще-то я вино не очень… Но с удовольствием выпью ещё немного на брундершавт. — Это что-то про братьев… Я немецкого не знаю, но… — Ну и что! Ты же понимаешь, что я имею ввиду! — Думаю, да… — И, всё-таки, пошли отсюда… Мы передислоцировались в комнату. Уселись на широкую кровать и продолжали мирно допивать жидкость из бокалов, но тут она вспомнила, про брундершафт. Кроме того, как обычно бывает от градусов, содержащихся в напитке, теплеет, потом горячеет кровь, и мысли начинают работать в одном, вполне определённом направлении. Я этого очень боялась, а она, кажется, хотела. Но так обидно, что для малышки это просто очередная игра. Игра, надо признать была просто неописуемо красива. Проснулась я вся влажная. Ни то в поту, ни то… На скомканной простыне, слегка прикрытая покрывалом и даже в некоторых элементах моей домашней одежды… дома. Дома! В своей родной постельке. Естественно одна, если не считать игрушечного малюсенького пёсика, которого беру иногда к себе в кровать, потому что он подарен дорогим мне человеком… Хотя, пёсик был на полу. И это ещё раз доказывало, что я спала беспокойно… Блин! я спала… Именно спала! конечно спала! Сейчас я понимала, что никогда не смогла бы поступить так смело, так глупо. А она никогда не будет так благосклонна… Я в страхе стала замечать, что расползается потихоньку тёплое ощущение реальности сна. И я стала проговаривать его, еле шевеля губами. Только чтобы не забыть! Я повторила его три раза, добившись наконец очень реального и связного описания событий. Пришлось на некоторое время забросить все свои дела в Интернете и этот рассказ тоже, к сожалению. У меня были проблемы… Проблемы есть и сейчас, но самое страшное позади. И, что касается Девочки, здесь тоже проблемы. Сейчас расскажу какие. я была в городе. Маме понадобилось что-то в магазине что именно так срочно понадобилось я не помню, но купила я тогда яблоки, орехи, хлеб, воду минеральную, кажется. Короче, не суть. Когда я ещё только шла в магазин, проходила мимо киосков. Да-да, тех самых. Я постоянно мимо них хожу — они почти рядом с домом. Но страшно то, что она стояла там. С компанией. Стояла в полушаге от того места, где я проходила с замершем сердцем. Сдерживая дыхание я быстро-быстро шла, смотря себе под ноги, но всё-таки поймала её взгляд. Не хотела, потому что боялась прилюдно показать чувства, но поймала… И с этих пор мне больше не страшно

Игрушка — Лесбиянки (Лесби)

Автор: admin

Такого я еще никогда не чувствовала… такой нежности прикосновений. Я не могла понять, что со мной происходит. Ведь то, что я всегда отрицала, происходило со мной. Я подчинилась ей, не думая ни о чем. Это была незабываемая ночь. Мне было безумно хорошо и я ничего не хотела менять. Я влюбилась в девушку!.. Постоянно задавала себе вопрос "Как такое могло произойти". Но ответа не было… мне он, наверное, и не был нужен. Мы стали много времени проводить вместе, встречались каждый день. Я была счастлива. С Аней мне все доставляло удовольствие. Но время летело… прошел месяц. Не знаю, почему она стала отдаляться от меня. Общалась со мной уже по-другому. Не было уже той нежности, искренности, да и желания не чувствовалось. Какое-то время я продолжала жить в своих мечтах, но счастье постепенно уходило у меня из-под ног, испарялось. С каждым ее словом мне становилось все хуже и обиднее. В конце концов, она сказала… — Я думаю, что нам лучше не встречаться некоторое время…Под фразой "некоторое время" четко слышалось "вообще". Я ничего не могла с этим поделать — сказка закончилась, а держать ее силой не было смысла… Мы расстались. Все обрушилось, и ничего не вернуть Мне никого и ничего уже не было надо… ни других девушек, ни, тем более, парней. Я окончательно потеряла смысл жизни… Я так думала… пока не встретила Ольгу. На этот раз я была инициатором знакомства. Я хотела дать все, чего она хочет, и чего не дала мне Аня. Мы почти все время проводили вместе. Она была очень красивой и милой. Мне показалось, что с Ольгой я вновь обрела себя. Но продолжалось это недолго. Интерес к ней начал пропадать. То, что ранее мне в ней нравилось, стало куда-то исчезать, а иногда даже раздражать. Она все чувствовала — это было видно по ней. Мне было жаль ее, но продолжаться наши отношения не могли. И я предложила расстаться. Ольга не стала задавать никаких вопросов, видя, что выбора нет. В ее глазах я увидела те же непонимание и обиду, что когда-то были в моих. Расставаться всегда тяжело, но я почувствовала в душе какую-то приятную свободу, комфорт, независимость. Может быть, это плохо, но мне это нравилось. Потом я встретила Женю… Вместе мы были две недели. Вышла та же самая история. Расставание. И опять свобода, чувство удовлетворенности и победы. Чем дальше, тем больше и хуже… Кристина, Наташа… И любовь заканчивалась, исчерпывалась. Как будто ребенок вырастает и ему уже не нужна соска, потом кукла, не нужен плюшевый медвежонок, уже не интересна компьютерная игра, которую прошел. Все чаще вспоминаю Аню, когда она "изучила" меня, "нашла все коды для прохождения" и я ей стала просто неинтересна. Как мне ни больно осознавать это, но я стала такой, как она, когда "прошла" меня и "перешла в другой уровень". Сейчас моя жизнь стала игрой и именно в ней я чувствую себя счастливой, не считая желания все вернуть назад. Но надо думать о завтрашнем дне, ведь прошлое уже в прошлом. Я живу для себя, в свое удовольствие. То, что было, конечно, дает о себе знать. Может быть, поэтому мне нужны все новые и новые игрушки, а может, я просто не хочу думать об Ане — о моем самом большом счастье и несчастье в жизни… или таким образом я к ней приближаюсь.

Которая пахнет мёдом — Романтика (Эротика)

Автор: admin

Девушка, девочка, девчушка… Босоногая худышка, мулатка. Ждет своего отца с моря, а я не знаю как с ней познакомиться. Она волнует меня, я задыхаюсь, когда вижу ее там… на пристани. Сегодня подойду, у меня веская причина, завтра уезжать, а так и не сказал ни одного слова. Что сказать? Глупость какая. Еще какая! Она не знает обо мне ничего, ну разве что: "Гринго приехал, не купается в море, не выходит в пуэбло, сидит кукучей в своей кабанье и лишь в окно выглядывает" А я знаю про нее всё, абсолютно! Пусть даже и выдумал. Она такая, такая… Спелая, тугая маслина, и блестит мелкими капельками пота в лучах заката. Её тело щедро начинено ядреным духом юга, знойной энергией, созрело для плотской любви обогнав при этом возраст, осторожность и практичность, понятие о том как выгодней распорядиться божьей наградой. Господи! О чем это я? Мне сорок… Ей тринадцать, может быть… Что же в ней такого, в этой шоколадной мулатке со смоляными, мелкими кудряшками вместо волос и еще по-детски, в ссадинах коленками?Я видел ее позавчера утром в выбеленном солнцем и морской солью платьице едва прикрывающем то, что намагничивает взгляд. Несла пластиковое ведро набитое кокосами к лодке, рыбакам нужно пить в море, они ждали на пристани, сидели в лодке и покрикивали: "Рапидо! Рапидо!" Ей было тяжело, она изогнулась балансируя вес своим телом и… при этом свободной рукой прижимала к груди тряпичную куклу-обезьянку. В куклы играет, а я: тело созрело, тело созрело! Помочь или нет? Неудобно… Что подумают люди сидящие в лодке? Проклятые условности ограничивающие моё право на свободу. Что подумают люди… Что, подумают люди? Если вдруг, Господь сделал эту половинку для меня. Пусть ошибся в расе, пусть запоздал с возрастом. Но она именно моя половинка, та, что принадлежит одному гомункулу, одному атому, который во всей вселенной лишь один, а мы с ней его электрон с протоном.Черт! Душно. Жарко. Почему, об этом всём, думаю я, а она даже не подозревает о моем волнении? Или подозревает? Лениво повернула голову в сторону моего деревянного домика. Она же чувствует, что за ней следят. А может она чувствует почти тоже самое, что сейчас творится со мной? Зачем бы она приходила, ежедневно сюда, за два часа до прибытия лодки? И провидение не зря подтолкнуло меня поселиться в этой деревушке, в этом доме, рядом с пристанью. Девочка моя! Прочти мои мысли, услышь посылаемые тебе яростно телепатические импульсы. Повернись еще раз! Повернулась. У меня ёкнуло сердце. Работает! Хотя… Это я уже проделываю последние две недели, и срабатывало с половинной вероятностью. Нужно просто подойти и сказать ей… Я трушу. Не подойду и в этот раз, а завтра… А завтра утром я уеду и может быть никогда сюда не вернусь.У меня был однажды шанс заговорить. Я шел к роднику за водой по узкой тропинке в пальмовой роще. А на встречу мне она, маленькая, гибкая антилопа, черная, жгучая самка. Удар током обычная щекотка по сравнению с тем, что испытал тогда. Вот где осознал всю теорию о едином гомункуле, созданным богом . А ведь раньше смеялся! Посмеяться еще раз, что ли? Меня парализовало, в буквальном смысле, не смог пошевелиться загородив всю тропинку. Она улыбнулась глядя мне в глаза, изящно вильнув бедрами обошла едва коснувшись, быть может, всего лишь задела воздухом. Но как я встрепенулся! Мы оглянулись синхронно. Она еще раз улыбнулась брызнув лучистым взглядом. И в тот же вечер я стал замечать ее на пристани. Приходила ли раньше? Хоть убей, не вспомню! Хочется верить, что нет.Я подойду… я подойду. Как бы трудно ни было, как бы не о чем было говорить. Мужчина в конце концов, а? Подойду и скажу: "Привет", а она в ответ: "Привет". Так, начало положено, что дальше? Дальше. "А я завтра уезжаю" Она: "Очень хорошо" Кольнет обида: "Почему хорошо"?- Ну, наверное, хорошо, для Вас.- А для тебя?- А я вот, папу жду с рыбалки… — уклонится от прямого, идиотского вопроса. Вопросы конечно же идиотские

Ночь с ведьмой или неизвестный Вий Гоголя — Эро-сказки (Секс-сказки)

Автор: admin

Это неизвестная история о произошедших с Хомой Брутом событиях, есть дополнение к произведению великого русского классика. Курсивом отмечен основной текст Гоголевского Вия. Приятного чтения.

Был уже вечер, когда они своротили с большой дороги. Солнце только что село, и дневная теплота оставалась еще в воздухе. Богослов и философ шли молча, куря люльки; ритор Тиберий Горобець сбивал палкою головки с будяков, росших по краям дороги и говорил о том каких баб он видел в Миргороде.
— А и, что, ты у них такое заприметил, Тиберий? — шутили над юнцом парубки, и тот раздосадовано клялся, что видел купающихся голых девок, а может быть даже, самых настоящих русалок.
— Хм, должно быть, ты видел свиней, в грязи бултыхающихся! — смеялся Хома.
Между тем становилось все темней и темней, а на сердце становилось как-то жутко и страшно, в голову лезла всякая чушь и чертовщина. Дорога шла между разбросанными группами дубов и орешника, покрывавшими луг. Отлогости и небольшие горы, зеленые и круглые, как куполы, иногда перемежевывали равнину. Показавшаяся в двух местах нива с вызревавшим житом давала знать, что скоро должна появиться какая-нибудь деревня. Но уже более часу, как они минули хлебные полосы, а между тем им не попадалось никакого жилья. Сумерки уже совсем омрачили небо, и только на западе бледнел остаток алого сияния.
— Что за черт! — сказал философ Хома Брут, — сдавалось совершенно, как будто сейчас будет хутор.
Богослов помолчал, поглядел по окрестностям, потом опять взял в рот свою люльку, и все продолжали путь.
— Ей — богу! — сказал, опять остановившись, философ. — Ни чертова кулака не видно.
— А может быть, далее и попадется какой-нибудь хутор, — сказал богослов, не выпуская люльки.
Но между тем уже была ночь, и ночь довольно темная. Небольшие тучи усилили мрачность, и, судя по всем приметам, нельзя было ожидать ни звезд, ни месяца. Бурсаки заметили, что они сбились с пути и давно шли не по дороге.
Философ, пошаривши ногами во все стороны, сказал наконец отрывисто:
— А где же дорога?
Богослов помолчал и, надумавшись, примолвил:
— Да, ночь темная.
Ритор отошел в сторону и старался ползком нащупать дорогу, но руки его попадали только в лисьи норы. Везде была одна степь, по которой, казалось, никто не ездил. Путешественники еще сделали усилие пройти несколько вперед, но везде была та же дичь. Философ попробовал перекликнуться, но голос его совершенно заглох по сторонам и не встретил никакого ответа. Несколько спустя только послышалось слабое стенание, похожее на волчий вой.
— Вишь, что тут делать? — сказал философ.
— А что? Оставаться и заночевать в поле! — сказал богослов и полез в карман достать огниво и закурить снова свою люльку. Но философ не мог согласиться на это. Он всегда имел обыкновение упрятать на ночь полпудовую краюху хлеба и фунта четыре сала и чувствовал на этот раз в желудке своем какое-то несносное одиночество. Притом, несмотря на веселый нрав свой, философ боялся несколько волков.
— Нет, Халява, не можно, — сказал он -Как же, не подкрепив себя ничем, растянуться и лечь так, как собаке? Попробуем еще; может быть, набредем на какое-нибудь жилье и хоть чарку горелки удастся выпить из ночь.
При слове "горелка" богослов сплюнул в сторону и примолвил:
— Оно конечно, в поле оставаться нечего.
Бурсаки пошли вперед, и, к величайшей радости их, в отдалении почудился лай. Прислушавшись, с которой стороны, они отправились бодрее и, немного пройдя, увидели огонек.
— Хутор! Ей — богу, хутор! — сказал философ.
Предположения его не обманули: через несколько времени они свидели, точно, небольшой хуторок, состоявший из двух только хат, находившихся в одном и том же дворе. В окнах светился огонь. Десяток сливных дерев торчало под тыном. Взглянувши в сквозные дощатые ворота, бурсаки увидели двор, установленный чумацкими возами. Звезды кое-где глянули в это время на небе

« Предыдущие записи