Эротические рассказы

читайте бесплатно порно рассказы онлайн


Тетрадки подростков. Часть 13 — Подростки (Школьники)

Автор: admin

— В какой еще тачке? — смеется она.
— Прицеп такой, — отвечаю я и тоже улыбаюсь.
— Хорошо, обойдемся без тачки, а где вы собираетесь и во сколько?
— В три часа, у поворота на пляж.
— Я постараюсь не опоздать.
Она снова стала смотреть на сцену. Сердце мое колотилось. Неужели все так гладко получается? Может, и правда, позвать Игоря? Возьмем с собой бутылочку сухого. Закусь. Но я же за рулем? Но в дюнах можно. Первый раз прогуляемся втроем, получится, что я не соврал, это мне плюс. А потом, я уверен в этом, мы будем ездить в дюны с нею вдвоем. Мы будем одни. Как здорово!
Я был счастлив, как никогда.

Тетрадь Димы

Вначале мне показалось, что я ослышался.
— Я беременна, — тихо повторила Света.
Теперь я подумал, что она шутит.
— Мы были у врача, я беременна, — она опустила голову.
А вот тут я почувствовал, что земля, медленно, но верно, уходит из — под ног. Что значит — "беременна"? Кто это — "мы"? Беременна от кого? От меня что ли? Это что же, я — потенциальный папаша? Или претендент на место в колонии для малолетних преступников? Но как она может быть беременна от меня? Я же даже не… Я только сверху. Чуть — чуть. Один раз. Двадцать секунд. Не больше. Не могло в нее ничего попасть. Я же дал ей полотенце. Причем здесь полотенце? Или она беременна от кого-то другого? Изменница! Нет, не может быть, она не могла ни с кем другим. Значит — я? Я — отец ребенка? Не может быть. Мысли метались быстро, а вот дар речи возвращался медленно.
— Не может быть, — первые слова, которые я произнес в своем новом качестве.
— Мы были у врача, — горько вздохнула она.
— Кто это "мы"? — еще одна фраза, которую я сумел родить.
— Мы с мамой.
Земля вторично стала уходить из — под меня.
— И что сказал врач? — слова рождались все еще с трудом.
— Он сказал, "девочка беременна, но она девственница".
— Врач был мужчина?
— Да. Еще он, едва улыбнувшись, добавил, что это "синдром Девы Марии".
— Синдром чего?
— Девы Марии.
— Что это означает?
— Я не знаю, — она тихо заплакала.
— Надо выяснить, что это за синдром. Может, это и не беременность вовсе.
Я хватался за соломинку.
— Дима, ты, может, не понял? Я беременна и синдром тут не причем.
— Света, как это могло случиться?
— Не знаю. Врач еще говорил с мамой наедине. Завтра она придет к вам.
— Кто куда придет?
— Моя мама придет к твоей. Ведь это наша общая проблема.
Теперь я держался на ногах только потому, что ухватился руками за столик, на котором сидела Света. Ее мама придет к нам? Кошмар! И что это будет? Они сразу начнут кидаться тарелками или дружно будут душить меня, похотливого совратителя? Что делать? Кто виноват? Классики, отвечайте, вы все знаете. Николай Васильевич! Длинноносый любимец мой! У тебя не было таких проблем с женщинами? Не было, как не было и самих женщин. О, счастливчик! А у меня еще женщины нет, а проблемы уже есть. О, горе мне!
— О чем же они будут говорить? — я не узнавал своего голоса.
— Я не знаю. Видимо, мне придется делать операцию -Какую операцию? — тревожно спросил я.
— Аборт называется, — всхлипнула Света.
Какой я дурень! Совсем вылетело из башки, что есть такая операция. Так это же чудесно! Делаем аборт! Раз — два и готово. И никаких проблем. Я слышал, что сейчас это делается быстро. И совсем неопасно.
— Мама сказала, что это довольно опасно, — Света словно читала мои мысли.
— А мне говорили, что нет.
— Мне ведь только через неделю будет шестнадцать. Не всякий врач согласится.
— Хороши будут именины, — прошептал я пересохшими от волнения губами.
— Дима! — она назвала мое имя и замолчала.
— Что, Света?
— Хочу попросить тебя. Ты не покидай меня в эти мои ужасные дни.
Она снова заплакала. Я обнял ее.
— Что ты, что ты. Конечно, я буду с тобой

Девочка — Лесбиянки (Лесби)

Автор: admin

Мы некоторое, незначительное, время пили чай молча. Я делала вид, что увлечена этим занятием, хотя чай совсем не хотелось. Но как-то потом постепенно стало тепло и уютно. Захотелось вдруг взять её руку в свою, прижать к лицу и сказать ей, что она такая хорошая! Она сидела за другим концом стола, достаточно всё-таки большого для того, чтобы я не могла "нечаянно" коснуться её руки. -Ты, может быть хочешь фотки посмотреть? — Да, не особенно — потому что я не люблю в гостях смотреть альбомы, которые все обязательно предлагают посмотреть, когда занять нечем. -Но всё равно! Что-то надо делать! Здесь сидеть скучно. — Прости, я, может быть, зря это скажу, но скажу… Знаешь — мне просто хорошо быть рядом с тобой. — Клёво… Да, здорово, конечно, но… — она заулыбалась и стала строить мне глазки. Зачем, дурочка? Она такая классная, когда просто… Блестящие пушистые глазки и нежные, почти младенческие губки. — Знаешь, я придумала! — торжественно произнесла она и вылетела из кухни. Не на долго, в прочем. Вернулась с бутылкой вина какого-то, — Вуаля! Зачем только я на это согласилась? Даже вино открыла, потому что она сообщила, что не дружит со штопором, зато виртуозно открывает пиво зажигалкой, да, в принципе, всеми подручными средствами. Вино было разлито по бокалам для коктейлей, был произнесён банальный тост "За знакомство" и она со смехом выпила половину содержимого своего бокала. — Вообще-то я вино не очень… Но с удовольствием выпью ещё немного на брундершавт. — Это что-то про братьев… Я немецкого не знаю, но… — Ну и что! Ты же понимаешь, что я имею ввиду! — Думаю, да… — И, всё-таки, пошли отсюда… Мы передислоцировались в комнату. Уселись на широкую кровать и продолжали мирно допивать жидкость из бокалов, но тут она вспомнила, про брундершафт. Кроме того, как обычно бывает от градусов, содержащихся в напитке, теплеет, потом горячеет кровь, и мысли начинают работать в одном, вполне определённом направлении. Я этого очень боялась, а она, кажется, хотела. Но так обидно, что для малышки это просто очередная игра. Игра, надо признать была просто неописуемо красива. Проснулась я вся влажная. Ни то в поту, ни то… На скомканной простыне, слегка прикрытая покрывалом и даже в некоторых элементах моей домашней одежды… дома. Дома! В своей родной постельке. Естественно одна, если не считать игрушечного малюсенького пёсика, которого беру иногда к себе в кровать, потому что он подарен дорогим мне человеком… Хотя, пёсик был на полу. И это ещё раз доказывало, что я спала беспокойно… Блин! я спала… Именно спала! конечно спала! Сейчас я понимала, что никогда не смогла бы поступить так смело, так глупо. А она никогда не будет так благосклонна… Я в страхе стала замечать, что расползается потихоньку тёплое ощущение реальности сна. И я стала проговаривать его, еле шевеля губами. Только чтобы не забыть! Я повторила его три раза, добившись наконец очень реального и связного описания событий. Пришлось на некоторое время забросить все свои дела в Интернете и этот рассказ тоже, к сожалению. У меня были проблемы… Проблемы есть и сейчас, но самое страшное позади. И, что касается Девочки, здесь тоже проблемы. Сейчас расскажу какие. я была в городе. Маме понадобилось что-то в магазине что именно так срочно понадобилось я не помню, но купила я тогда яблоки, орехи, хлеб, воду минеральную, кажется. Короче, не суть. Когда я ещё только шла в магазин, проходила мимо киосков. Да-да, тех самых. Я постоянно мимо них хожу — они почти рядом с домом. Но страшно то, что она стояла там. С компанией. Стояла в полушаге от того места, где я проходила с замершем сердцем. Сдерживая дыхание я быстро-быстро шла, смотря себе под ноги, но всё-таки поймала её взгляд. Не хотела, потому что боялась прилюдно показать чувства, но поймала… И с этих пор мне больше не страшно

Которая пахнет мёдом — Романтика (Эротика)

Автор: admin

Девушка, девочка, девчушка… Босоногая худышка, мулатка. Ждет своего отца с моря, а я не знаю как с ней познакомиться. Она волнует меня, я задыхаюсь, когда вижу ее там… на пристани. Сегодня подойду, у меня веская причина, завтра уезжать, а так и не сказал ни одного слова. Что сказать? Глупость какая. Еще какая! Она не знает обо мне ничего, ну разве что: "Гринго приехал, не купается в море, не выходит в пуэбло, сидит кукучей в своей кабанье и лишь в окно выглядывает" А я знаю про нее всё, абсолютно! Пусть даже и выдумал. Она такая, такая… Спелая, тугая маслина, и блестит мелкими капельками пота в лучах заката. Её тело щедро начинено ядреным духом юга, знойной энергией, созрело для плотской любви обогнав при этом возраст, осторожность и практичность, понятие о том как выгодней распорядиться божьей наградой. Господи! О чем это я? Мне сорок… Ей тринадцать, может быть… Что же в ней такого, в этой шоколадной мулатке со смоляными, мелкими кудряшками вместо волос и еще по-детски, в ссадинах коленками?Я видел ее позавчера утром в выбеленном солнцем и морской солью платьице едва прикрывающем то, что намагничивает взгляд. Несла пластиковое ведро набитое кокосами к лодке, рыбакам нужно пить в море, они ждали на пристани, сидели в лодке и покрикивали: "Рапидо! Рапидо!" Ей было тяжело, она изогнулась балансируя вес своим телом и… при этом свободной рукой прижимала к груди тряпичную куклу-обезьянку. В куклы играет, а я: тело созрело, тело созрело! Помочь или нет? Неудобно… Что подумают люди сидящие в лодке? Проклятые условности ограничивающие моё право на свободу. Что подумают люди… Что, подумают люди? Если вдруг, Господь сделал эту половинку для меня. Пусть ошибся в расе, пусть запоздал с возрастом. Но она именно моя половинка, та, что принадлежит одному гомункулу, одному атому, который во всей вселенной лишь один, а мы с ней его электрон с протоном.Черт! Душно. Жарко. Почему, об этом всём, думаю я, а она даже не подозревает о моем волнении? Или подозревает? Лениво повернула голову в сторону моего деревянного домика. Она же чувствует, что за ней следят. А может она чувствует почти тоже самое, что сейчас творится со мной? Зачем бы она приходила, ежедневно сюда, за два часа до прибытия лодки? И провидение не зря подтолкнуло меня поселиться в этой деревушке, в этом доме, рядом с пристанью. Девочка моя! Прочти мои мысли, услышь посылаемые тебе яростно телепатические импульсы. Повернись еще раз! Повернулась. У меня ёкнуло сердце. Работает! Хотя… Это я уже проделываю последние две недели, и срабатывало с половинной вероятностью. Нужно просто подойти и сказать ей… Я трушу. Не подойду и в этот раз, а завтра… А завтра утром я уеду и может быть никогда сюда не вернусь.У меня был однажды шанс заговорить. Я шел к роднику за водой по узкой тропинке в пальмовой роще. А на встречу мне она, маленькая, гибкая антилопа, черная, жгучая самка. Удар током обычная щекотка по сравнению с тем, что испытал тогда. Вот где осознал всю теорию о едином гомункуле, созданным богом . А ведь раньше смеялся! Посмеяться еще раз, что ли? Меня парализовало, в буквальном смысле, не смог пошевелиться загородив всю тропинку. Она улыбнулась глядя мне в глаза, изящно вильнув бедрами обошла едва коснувшись, быть может, всего лишь задела воздухом. Но как я встрепенулся! Мы оглянулись синхронно. Она еще раз улыбнулась брызнув лучистым взглядом. И в тот же вечер я стал замечать ее на пристани. Приходила ли раньше? Хоть убей, не вспомню! Хочется верить, что нет.Я подойду… я подойду. Как бы трудно ни было, как бы не о чем было говорить. Мужчина в конце концов, а? Подойду и скажу: "Привет", а она в ответ: "Привет". Так, начало положено, что дальше? Дальше. "А я завтра уезжаю" Она: "Очень хорошо" Кольнет обида: "Почему хорошо"?- Ну, наверное, хорошо, для Вас.- А для тебя?- А я вот, папу жду с рыбалки… — уклонится от прямого, идиотского вопроса. Вопросы конечно же идиотские

Незнакомка — Классика секса

Автор: admin

Сэм сидел за барной стойкой на высоком стуле. Был вечер пятницы, торопиться было некуда, и, он наслаждался покоем и хорошим виски. Ему нравилось это небольшое, но уютное кафе. Здесь всегда было свежо, так как была установлена новая мощная вытяжка. Виски было первоклассным, а из — за того, что цены были чуть выше, чем в близлежащих кафешках, оно всегда было почти пустым, без этого гула голосов и табачного дыма.
Вдруг двери распахнулись, и, в кафе зашла женщина.
«Боже, и откуда сюда залетела такая красотка», мелькнула в голове у Сэма.
Женщина была просто великолепна. Роскошное тело зрелой женщины. Чудесные волосы белокурыми прядями спадали на плечи и спину. Глубокое декольте оголяло шикарную белоснежную грудь, которая высоко стоя распирала лиф прекрасного вечернего черного платья, из — под которого виднелись стройные ножки. Между грудью и ногами платье облегало плоский упругий животик, говорящий о том, что его хозяйка посещает тренажерные залы. В руках она вертела стильную женскую сумочку, которая по прикидке Сэма могла стоить и до тысячи баксов.
Женщина как-то машинально огляделась, а потом направилась к барной стойке. Усевшись рядом с Сэмом, она невидящим взглядом уставилась на ряды бутылок. Бармен подошел, но, видя, что клиентка не спешит делать заказ, вежливо отошел в сторону.
Видя какое-то замешательство женщины, Сэм невольно произнес: «Позвольте угостить Вас чем-нибудь».
Женщина, как будто очнувшись от кошмарного сна, повернулась к нему.
«Что Вы сказали? », произнес глубокий грудной голос.
«Вы позволите Вас угостить? », повторил Сэм.
«А, да — да, конечно! »
«Что вы предпочитаете? »
«Я вообще-то не пью спиртного, но сейчас мне надо чего-нибудь выпить. Закажите то же, что и себе».
«Бармен! Виски с содовой даме! »
Бармен бросил несколько кубиков льда, поболтал их там с хрустальным звоном, охлаждая бокал, а затем налил на два пальца виски и добавил сверху столько же содовой.
Женщина чуть глотнула, пробуя напиток, а потом, вдруг лихо, как это делают русские, залпом выпила налитое.
«Повторить? », спросил Сэм.
«А, пожалуй, да! », ответила незнакомка.
Второй бокал она уже пила лениво потягивая виски. Сэм искоса разглядывая ее откровенно любовался такой неземной женской красотой.
Незнакомка вдруг повернулась к нему на стульчике и, глядя ему в глаза, произнесла: «А, Вы знаете, меня сегодня бросил муж, бросил после тринадцати лет жизни бок о бок! », и она вновь уткнулась в свой бокал.
«Мне кажется, Вы не из тех женщин, которых бросают! », вежливо возразил Сэм.
«Может он еще вернется и все образуется? »
«Нет, ничего не образуется! », грустно возразила незнакомка.
«Он притащил в наш дом эту соплюшку – дочь своего босса! Сволочь! Какая же он сволочь! ».
После четвертого бокала Сэм тихо сказал: «Вам необходимо отдохнуть, может быть, поедем ко мне? »
«А почему бы и нет! », донеслось в ответ.
«Моего дома у меня больше нет, а в гостинице я ночевать не хочу! »
Сэм бросил соответствующую купюру на стойку и они вышли на воздух. Сэм, зная, что по пятницам он не приходит домой «сухим», никогда не брал в пятницу свою машину.
«Я вызову такси? », спросил он.
«Зачем? Я на машине! »
« Но может быть Вам не следует в таком состоянии садиться за руль?! »
«А, какое у меня состояние? Мне, наконец то, стало хорошо после такого паршивого дня! », она схватила Сэма за руку и потащила его через улицу к своей машине.
Когда Сэм разглядел в свете уличных фонарей, что за машина стоит перед ним, он потерял дар речи. Перед ним стоял спортивный двухместный «Ягуар»!
«Садись и показывай дорогу – я поведу! »
Сэм покорно сел рядом и называл повороты и наименования улиц.
Вдруг дамочка, резко затормозив, свернула в темный проулок. Изящный пальчик нажал на один рычажок, и кабриолет накрыло тентом, затем другой рычажок и спинки сидений опустились, превращая салон в шикарное ложе.
Нежные руки обвили его шею, и, бархатный голос произнес: «Я больше не могу, я хочу – хочу тебя прямо здесь и сейчас! »

Свой среди чужих — Фетиш (Страпон)

Автор: admin

Мои пальцы разминали ее плечи, лопатки. Руки путешествовали, не забывая касаться упругой попки.Она остывала, чувствуя потерю момента, я натянул презерватив, и поставиви ее раком начал иметь сильно, с чувством. Ее оргазм меня не интересовал. Обычно это заканчивалось счастливым хэппи-эндом в ее попку, но ради собственно фантазии, мы закончим по другому, что тоже бывает.Она не пустила меня внутрь. Я обнял ее сверху, поцеловал спинку, прогулявшись по ней. Другая рука пошла между бедер. ..Я все таки вошел и трахал ее долго, но оргазм не наступал. Именно трахал, как собственник наложницу. Нельзя сказать, чтобы она достигла второго оргазма, но упражнение ей нравилось определенно. Однако, занятия йогой последних дней (имеется ввиду практика продления эйякуляции оргазма) плюс какой то странный презерватив, не давали достичь эффекта счастья. Добившись некоторого подобия эйякуляции, я вынул свой стержень из нее и отвалился.Она перевернулась лицом ко мне. Она пододвинулась обратно к тахте и оперлась спиной на тахту. Мои руки, согнутые в локтях, теперь покоились на ее коленях.Мы улыбались друг, другу.-Ты как? — cпросила она.-отлично.-спасибо, мне понравилось — сказала она после паузы.- еще хочешь?-неетJ — рассмеялась она легко. Одной рукой захватила платье и прикрыла сокроыищницу, одновремеенно согнула ноги в коленях. Теперь мое лицо находилось как раз у ее ступней, точнее у босоножек.-А если я хочу? — шутливо спросил я.-нет нет и нет, — так же шутила она, заигрывая. — Не достанешь, не достанешь.Я поднялся на колени, и снял презерватив.- Да ты не кончил? — сказала она мне.- Кончил не кончил…- пробурчал я. Как насчет твоего острого язычка?- Ну.. может быть может быть.Все бы так и закончилось, но я обратил внимание на ее ножки. Накрашенные пальчики соблазнительно сверкали в босоножке. Мой фаллос вдруг начал напрягаться и снова был готов войти, тем более что жидкости в нем было еще достаточно.- Ну я очень тебя прошу, — произнес я уверенно, шутя. И я начал гладить ее ножку.- А что мне за это будет? — кокетливо спросила она.- Я тебе сделаю массаж пальчиков.- Ну я не хочу, милый, я так устала. Давай позже. Я тебе Обещаю! Обещаю — радостно игриво сообщила она.Ну пожалуйста — я поцеловал пальчик ее ноги.Не-a,Ну я очень прошу — я поцеловал следующий пальчик.Ну..у.-Тогда удовлетвори меня по другому, — сказал я.- Но я так устала?Я понимал ее, мы довольно долго гуляли. Она действительно устала.Тогда, — сказал я — я все сделаю сам. Помоги мне. Сейчас я тебя расслаблю. Но ничему не удивляйся.Я начал целовать ее ногу. Я целовал ее каждый пальчик, я облизывал его сверху. Я проводил кончиком языка по ремешкам босоножки.-Сними ее — попросила она.-Тогда мне трудней будет добраться до пяточки, вот сюда. — с этими словами я коснулся внутренней боковой стороны стопы.Я посмотрел на нее — ей нравилось. Тогда я снял надоевшую босоножку и распрямившись, погрузил всю ее ступню в рот. Я обсасывал каждый пальчик ее ноги. Длилось это недолго, я закончил массаж одной ступни руками и сделал массаж другой, не прикоснувшись к ней ртом. Только в самом конце, по молчаливой просьбе.Что она сделала в ответ…Я не вспоминаю детали. Я помню, что я лежал и блажентсвовал, пока ее язычок и делал свое дело с моими яичками и стержнем. Возбудив его достаточно, она одела на член презреватив и трахала меня минут 10, после чего, почувствовав, что я близок к концу, она освободила член из теплых обьятий влагалища и поместила его в рот, куда я и кончил.Заканчивая это рассказ, это повествование из правды и вымысла, я могу сказать. Если любят-то делают многое, делают странное. Но никогда не причиняют боли. И это главное зачем я написал этот рассказ.Я люблю свою девочку. Она просто бы никогда не сделала мне больно, не сделала бы следующую фантазию….Фантазия 2

Конференция — Лесбиянки (Лесби)

Автор: admin

Я работаю аудитором; людям моей профессии приходится много ездить по стране и проверять финансовую деятельность различных предприятий. Аудитор — весьма влиятельная фигура, особенно аудитор на государст-венной службе. По результатам нашей проверки любая фирма может быть ликвидирована, а ее глава поедет на курорт за счет государства. Вот почему мы так любим нашу работу и требуем уважительного отношения к себе, как со стороны чиновников, так и от бизнесменов. И они готовы сделать все, что угодно лишь бы нас порадо-вать. Раз в год для аудиторов нашего штата устраивается конференция по обмену опытом. Обычно они прово-дятся в каком-нибудь курортном местечке, и для участников бронируются номера в лучших отелях. Нам не по-зволено пропускать эти конференции, ни под каким видом. В этом году, конференция состоялась в самое неудачное для меня время. Моя дочь должна была лечь в больни-цу, и я очень беспокоилась о ней. Но мой босс сказал, что мероприятие состоится в Кохине — моем родном го-роде, и я могу взять дочь с собой, все расходы возьмет на себя департамент. Поэтому мы с дочерью решили полететь на самолете. Раньше я никогда не летела и в честь такого события заказала нам билеты в первом клас-се. Когда мы приземлись, нас встретил сотрудник из тамошнего отделения нашего департамента, дал адрес отеля и сказал, предусмотрено совместное проживание. Со мной в номере будут жить еще две женщины, также прибывшие на конференцию. Мне не хотелось ехать сразу в отель, поэтому я взяла такси и отправилась к своими родителям. Мы не виделись шесть долгих месяцев, и мать сказала, что они с отцом присмотрят за моей дочерью, поскольку у них ей будет лучше, чем в отеле. Ну а мне такой расклад тоже очень понравился, заседа-ния длятся допоздна, а потом, как правило, устраивается банкет, — мать до сих пор считает, что я не употребляю алкоголь, поэтому не хочу ее разубеждать. И отель в качестве места жительства мне нравится гораздо больше. А за дочь я могу не волноваться- она в надежных руках. Уже под вечер я возвратилась в отель, номер оказался очень просторным. Мои соседки приехали раньше меня: одна из них — женщина, которая недавно вышла замуж, сказала, будет жить с мужем и попросила нас прикрыть ее в случае, если организаторы чего-нибудь такое пронюхают. Мы согласились помочь ей, и она ушла, сказав, что присоединится к нам за ужином. Потом я познакомилась со второй женщиной. Ее звали Малатхи, ей было сорок пять лет, и она прилетела из Мадраса. Дамой она была пышной и видно, что в молодости была настоя-щей красавицей, но, что, более важно, стояла выше меня в нашем департаменте. А тут ведь как — без хороших отношений с начальством о карьере забудь. Так, что я решила подружиться с ней, а, может быть, еще с кем-нибудь из руководства. Было около шести вечера, и наши коллеги один за другим докладывали о своем прибытии. Кое-кто остановился в нашем отеле, а кое-кто в других, не менее шикарных; в двухместных или, как мы, в трехместных номерах. Ужин начинался в восемь вчера, и моей соседке захотелось прошвырнуться по магазинам до этого времени. Не зная города, она попросила меня составить ей компанию. Я же была готова пойти с ней хоть в магазин, хоть просто по улице. Но затем Мала сказала, что все-таки слишком устала, поскольку приехала на поезде, и для начала примет душ. Раздеваясь, она расспрашивала меня о моей семье: кто я, откуда, ну и все такое. Сняв са-ри, Мала, осталась в блузке и юбке. Как я уже говорила, она была женщиной крупной и обладала довольно приличным животиком. Но больше всего меня поразил ее пупок — никогда не видела такого большого. Под юбкой виднелись красные трусики. Удивляюсь, как ей удалось натянуть их на свой зад, в общем-то, небольшие трусы. Ведь попа у Малы была в два раза больше моей. Во всей Индии известно, что уроженки Гуджарата от-личаются пышными ягодицами, коли, встретили такую (женщину, а не попу) будьте, уверены — она из Гуджа-рата

Моя любовь — Романтика (Эротика)

Автор: admin

Впервые я, наверное, увидела его во сне. Видимо, очень давно: может
быть еще в детстве? Не знаю случая, когда он и в самом деле появился у нас, я ничуть не удивилась. Это как-то само собой разумелось, что он,
наконец, появится.
Его голос сразу наполнил прихожую, зазвенел, летая между стеклянными шарами люстры, и выплеснул на кухню. Смуглая тонкая рука с длинными пальцами и узким запястьем, увитая синими тенями дверной ручки, выключателей и вешалки гардероба. Он был худ, на лице выделялся только длинный нос и бездонные оконца глаз, скрытые бликами стекол очков. Свободный свитер скрадывал очертания тела, тоже худого и жилистого. И, видимо, это его слегка смущало — глупые мужчины почему-то так переживают из — за своей мускулатуры, не понимая, что это как раз и не очень важно. Конечно, кому как, но у нас в семье всегда предпочитали эстетику и изящество мускульной силе — и хоть я небольшой знаток красоты мужских ног, но эти… Как нетерпеливо и легко они двигались, в них чувствовались тонкость кости и скрытая сила, неожиданное и точное движение позволяло даже торопясь ступать непринужденно, и это, право, трудно выразить словами. Кажется, что они живут своей, отдельной жизнью, и он при всем желании не смог бы заставить их сделать что-либо дурное или некрасивое…
Я не знаю точно, как выглядят герои легенд, принцы, доисторические
коты в сапогах, — может быть, так? Он поздоровался и прошел дальше по
кухне (приходил к нам по какому-то делу). А я, так и не поднимая глаз от
пола, вышла в комнаты, думая о том, что едва ли он расслышал мой тихий ответ. В тот вечер я долго молча сидела перед телевизором, не совсем понимая, что там происходит и рассеянно оглядываясь на вопросы домашних. По — моему, они решили тогда, что я просто заболела. Сами того не зная, они были правы. И эта болезнь имела имя.
С того дня прошел уже почти год. Он часто бывает у нас. Его взгляд и
голос первое время чуть не сводили меня с ума, а прикосновения жилистой и тяжелой (но с такими нежными пальцами! ) руки просто бросали в дрожь. А он, кажется, просто не воспринимал меня всерьез. По воскресеньям я с самого утра ждала, когда он ворвется в нашу огромную сонную квартиру и, поздоровавшись со всеми, обнимет меня и оторвет от пола, закружив по комнате. Радостно скажет: "Здравствуй, моя милая девочка! " — и, приникнув лицом к моему затылку, прошепчет: "Прелесть моя! "… Потом, обсудив на кухне свои дела, пока там убирают со стола и моют посуду, иногда может зайти в мою комнату, где я одна (двери у нас закрывают), и присесть с чашечкой кофе в руках на диван рядом со мной. Нежно и легко не то погладив, не то просто коснувшись моей шеи (это у него выходит так просто и естественно, что не возникает и тени неприличия от нарушений условностей) и глядя мне просто в глаза своими теплыми зеленоватыми глазами, он мог, чуть улыбаясь, запросто спросить: "Как дела, киска? " И я трепетно ждала его прикосновений, я была готова все что угодно ему отдать, но… Но он говорил что-то еще, допивал свой кофе и уходил. Кофейный аромат напоминал мне его, я даже стала пить кофе, хотя раньше терпеть не могла эту гадость. Он уходил и приходил опять, они о чем-то говорили, смеялись, шуршали бумагой. Иногда я, заходя на кухню, видела, что он пьет горячий чай, и по влажно блестящим пепельным волосам и румянцу, проступившему на скулах, я понимала — он принимал ванну. Я представляла струи воды на его гладкой бронзовой коже, изгибы тела, мыльную пену, ползшую по животу и оставлявшую за собой чистую кожу, его одежду на полу. Это приводило меня в ужас, но в груди сладко, изнемогающе ныло. Я очень боялась, что они заметят мое смущение

А может быть…? — Подчинение (Унижение)

Автор: admin

Что вы представляете, когда рассматриваете девушек на улице, в магазине, в метро?
Что вы представляете, когда видите фотографию девушки в купальнике и на что вы смотрите и что представляете при этом? Что вы представляете, когда видите идущую по улице 20 — летнюю обворожительную девушку в короткой мини — юбке, телесных чулочках и открытой обуви? Что вы представляете, когда видите, что девушка не надела лифчика и сквозь майку просвечивают большие пирамидальные соски? Что вы чувствуете, когда видите спортивные ножки девушки, на который отлично выделяются линии икр, на каждой из которых выделяется мощная ахиллесова пята и божественные пяточки? Что вы представляете себе, когда видите это? Вы представляете, как дотрагиваетесь губами до её божественных пальчиков, которые так прекрасны в этих шлёпках? Вы хотите впиться губами в её божественную юную молочную грудь, которая так забавно сотрясается при ходьбе? Вы мечтаете закинуть эти ножки себе на плечи, и чтобы она стонала, называя ваше имя? Или вы мечтаете, чтобы она грозно смотрела на вас сверху вниз, когда вы будете извиваться ужом у её ног, вылизывая каждый пальчик и умоляя больше вас не пороть? А может быть каждый этот пальчик был покрыт поцелуями сотни мужчин и вы один из тысячи других, кто только мечтает об этом? А возможно, что строгое воспитание этой девушки не даёт ей возможность признаться, что она мечтает быть Госпожой и заставлять мужчин целовать её ноги.
А может быть эти спортивные сексуальные ноги невысокой брюнетки с миловидным дерзким личиком недавно целовал трясущимися от страха губами молодой человек, которого насиловали трое мужчин за то, что он оскорбил эту девушку и сейчас она идёт перед вами по улице и с наслаждением вспоминает, как он, целуя её ноги, умолял отпустить его и слёзно просил прощения за всё, что ей сделал, становясь на её глазах петухом. Наверняка она сняла такое событие на видео, и теперь этот молодой человек, как волшебная палочка, выполняет любые прихоти этой невысокой девушки с обворожительной попкой, боясь, что кто-нибудь узнает, что он был жесточайше опущен и нижайше отпетушён тремя мужиками. Может теперь на его попе красуется татуировка с её именем или с именами этих мужчин, а на шеё висит кулончик в виде петушка, который она обязала его носить. А возможно, что она просто девушка, которая никогда бы не позволила себе так жестоко мстить за обиды.
А может быть эта сексуальная девушка, которая стоит рядом с вами в вагоне метро на самом деле охотница за педофилами, которая отлавливает последних в интернету и сдаёт органам. Может её небольшую, но очень сексуальную молочную грудь, на которую так и косится ваш взгляд, этой ночью жадно облизывал её бойфренд, находясь в диком экстазе во время жаркого секса с ней, и уже готов был кончить в неё, а в тот же момент практически кончал один из заключённых тюремной зоны Иркутской области КИЧ — 450, который насиловал в зад того самого педофила, лежащего со связанными за спиной руками и кляпом во рту, которого подловила в интернете и поймала эта сексуальная девушка.
А может быть та сексуальная светловолосая хохлушка, которая положила ножку на ножку за соседним столиков в кафе и тем самым не дала возможности думать о чём-то ещё, кроме её сексуальных ножек на самом деле шантажистка и её хобби цеплять мужчин на чём-нибудь и иметь их во все дыхательно — пихательные. Может быть сейчас по её лицу проскочила улыбка потому, что она вспомнила анекдот, а может быть потому, что она вспомнила Славика, который очень боится, что его отец может увидеть видеозапись, на которой он в маминых чулках имеет себя смазанным детским кремом огурцом, думая, что делает это для Госпожи время виртуального сеанса БДСМ. Может быть она улыбается потому, что представляет то, как она и её подружки будут играть со Славиком, зная, что он сделает всё лишь бы его отец не узнал, что его сыночек долбиться в очко в маминых колготках

Ночь с ведьмой или неизвестный Вий Гоголя — Эро-сказки (Секс-сказки)

Автор: admin

Это неизвестная история о произошедших с Хомой Брутом событиях, есть дополнение к произведению великого русского классика. Курсивом отмечен основной текст Гоголевского Вия. Приятного чтения.

Был уже вечер, когда они своротили с большой дороги. Солнце только что село, и дневная теплота оставалась еще в воздухе. Богослов и философ шли молча, куря люльки; ритор Тиберий Горобець сбивал палкою головки с будяков, росших по краям дороги и говорил о том каких баб он видел в Миргороде.
— А и, что, ты у них такое заприметил, Тиберий? — шутили над юнцом парубки, и тот раздосадовано клялся, что видел купающихся голых девок, а может быть даже, самых настоящих русалок.
— Хм, должно быть, ты видел свиней, в грязи бултыхающихся! — смеялся Хома.
Между тем становилось все темней и темней, а на сердце становилось как-то жутко и страшно, в голову лезла всякая чушь и чертовщина. Дорога шла между разбросанными группами дубов и орешника, покрывавшими луг. Отлогости и небольшие горы, зеленые и круглые, как куполы, иногда перемежевывали равнину. Показавшаяся в двух местах нива с вызревавшим житом давала знать, что скоро должна появиться какая-нибудь деревня. Но уже более часу, как они минули хлебные полосы, а между тем им не попадалось никакого жилья. Сумерки уже совсем омрачили небо, и только на западе бледнел остаток алого сияния.
— Что за черт! — сказал философ Хома Брут, — сдавалось совершенно, как будто сейчас будет хутор.
Богослов помолчал, поглядел по окрестностям, потом опять взял в рот свою люльку, и все продолжали путь.
— Ей — богу! — сказал, опять остановившись, философ. — Ни чертова кулака не видно.
— А может быть, далее и попадется какой-нибудь хутор, — сказал богослов, не выпуская люльки.
Но между тем уже была ночь, и ночь довольно темная. Небольшие тучи усилили мрачность, и, судя по всем приметам, нельзя было ожидать ни звезд, ни месяца. Бурсаки заметили, что они сбились с пути и давно шли не по дороге.
Философ, пошаривши ногами во все стороны, сказал наконец отрывисто:
— А где же дорога?
Богослов помолчал и, надумавшись, примолвил:
— Да, ночь темная.
Ритор отошел в сторону и старался ползком нащупать дорогу, но руки его попадали только в лисьи норы. Везде была одна степь, по которой, казалось, никто не ездил. Путешественники еще сделали усилие пройти несколько вперед, но везде была та же дичь. Философ попробовал перекликнуться, но голос его совершенно заглох по сторонам и не встретил никакого ответа. Несколько спустя только послышалось слабое стенание, похожее на волчий вой.
— Вишь, что тут делать? — сказал философ.
— А что? Оставаться и заночевать в поле! — сказал богослов и полез в карман достать огниво и закурить снова свою люльку. Но философ не мог согласиться на это. Он всегда имел обыкновение упрятать на ночь полпудовую краюху хлеба и фунта четыре сала и чувствовал на этот раз в желудке своем какое-то несносное одиночество. Притом, несмотря на веселый нрав свой, философ боялся несколько волков.
— Нет, Халява, не можно, — сказал он -Как же, не подкрепив себя ничем, растянуться и лечь так, как собаке? Попробуем еще; может быть, набредем на какое-нибудь жилье и хоть чарку горелки удастся выпить из ночь.
При слове "горелка" богослов сплюнул в сторону и примолвил:
— Оно конечно, в поле оставаться нечего.
Бурсаки пошли вперед, и, к величайшей радости их, в отдалении почудился лай. Прислушавшись, с которой стороны, они отправились бодрее и, немного пройдя, увидели огонек.
— Хутор! Ей — богу, хутор! — сказал философ.
Предположения его не обманули: через несколько времени они свидели, точно, небольшой хуторок, состоявший из двух только хат, находившихся в одном и том же дворе. В окнах светился огонь. Десяток сливных дерев торчало под тыном. Взглянувши в сквозные дощатые ворота, бурсаки увидели двор, установленный чумацкими возами. Звезды кое-где глянули в это время на небе

Сага о кроватях, и не только… — Юмористические

Автор: admin

Тихо (так и хочется сказать "интимно", но не звучит это там, где стойко прописалось то самое пресловутое одиночество) играет музыка, рядом бокал, содержимое которого называется коньяком, и оно (содержимое) убывает со скоростью обратно пропорциональной скорости написания сего творения. Вообще то коньяк — средство много функциональное. То есть помогает практически от всего. Как то: от простуды (не менее 50 грамм), от бессонницы (не менее 100 грамм), от импотенции психологического происхождения (доза сугубо индивидуальна) и от меланхолии и её подвидов (от бутылки и больше, в зависимости от происхождения этой меланхолии). Ну, а если причиной меланхолии является кровать (надо же, опять к ней вернулся), напоминающая: а) об одиночестве; б) времени суток; в) и что на протяжении всех выходных никаких изменений в количестве человек располагающихся на ней не предвидится; доза коньяку должна быть настолько высока… Лично у меня денег столько нет. Правда коньяку я столько выпить в состоянии. Но только коньяку. И вообще? Что такое кровать? Вот в чём вопрос! Открываю советский энциклопедический словарь и… не нахожу. Постель… тоже самое. Как мало, оказывается, уделено внимания данному, очень серьёзному вопросу! И напрасно. Ведь именно на кровати (или в кровати) мы проводим почти треть жизни. Под кроватью намного меньше и не все из нас.На кровати нас зачали, но не всех из нас. И огромная часть воспоминаний связана именно с кроватью, в том или ином её виде (диван, кресло, сиденье автомобиля и другие кроватные и околокроватные производные). И из этой огромной части, лишь малая часть имеет сексуальную окраску. Так что же получается, Фрейд был не прав? Нет, прав он был, секс действительно движущая сила жизни. А кровать — всего лишь его проявление, призванное придать комфортность самому процессу. Хотя… Некоторые пары очень удивляются, когда узнают, что в кровать подходит не только для сна, чтения и завтрака. Практически, все мы поклонники группового секса, третьим выступает кровать, принимающая пол противоположный владельцу. Она влюбляется и может быть верной спутницей всю жизнь и не обращать внимания на ваши упражнения с подругой (другом), может быть фригидной и недовольно скрипеть в самые неподходящие моменты, может сразу вас возненавидеть (здравствуй бессонница), а может дико ревновать. Самое печальное это ревность кровати. По себе знаю. Моя нынешняя кроватка очень меня ревновала к жене (бывшей). До безобразия. Ещё когда мы только познакомились она сразу это показала самым громким способом. Ну и снова: представьте ситуацию: родители уехали на три дня, интимный ужин, лёгкое вино, мерцают свечи… Опять представили? Хорошо, тогда снова читайте…Девушка нервная… и невинная… (ну очень боится!). И от стола действие перетекает на кровать (никогда не избавится мне от слова кровать). Лёгкие поцелуи в губы перемежаемые уверениями в любви… Поцелуи более глубокие и продолжительные…Довольно неожиданный диалог (больше похожий на монолог) на тему: а ты меня после этого любить будешь?… (как молоды мы были), шейка, ушки… всё исцеловано… и первый этап пройден, блузка сползает с нежных плечиков и улетает в полумрак, бюстгальтер…- нет, подожди, не так быстро, мне страшно!…- ну хорошо, можно я пупочек поцелую?…- можно… ой… щекотно!- а так?…- так… нееет…бюстгальтер (что тут за замок?) не хочет расстегиваться… ага, отправляем в полёт по комнате, а она следит за ним полным грусти взглядом…- какая у тебя грудь красивая… просто прелесть…- маленькая!…- в самый раз…- маленькая!..- грудь должна помещаться в ладони…- в чьей?…- в моей, в твоей ладошке не уместится… видишь?…- нет, чувствую… это всё что можно делать с грудью?…- нет, можно ещё это… что?…- ещё…- что ещё?…- пожалуйста…рудь правда восхитительна… а во взгляде уже и грусти не видно, опускаемся ниже… ниже… так..

« Предыдущие записи