Эротические рассказы

читайте бесплатно порно рассказы онлайн


Ночь у соседей — Бисексуалы (Бисекс)

Автор: admin

И вот я пришел к ним. Меня накормили ужином, потом Ира пошла в душ, а мы с Юркой и Сашей остались на кухне.- Пап, у меня сегодня ночью опять — сказал Сашка.- Саша, ну что же я могу сделать — ответил Юрка — постучись к маме, она, наверное, тебе поможет.- Пап, я спрашивал, но она сказала, что сегодня твоя очередь.- Ну хорошо, но с обычными условиями, тем более, что у нас сегодня гости — согласился Юра — иди в комнату, готовься.Я кажется начал понимать о чем они разговаривают, и если я угадал, то меня ждала веселая ночь. Я и раньше, через стенку, часто слышал "охи" и "ахи", но не придавал значения тому, что голосов несколько больше, чем обычно.И вот мы с Юркой вошли в комнату. В углу за столом сидел Сашка в летнем коротком платьице, перед ним лежала тетрадка.- Ты выучил уроки, Иванов? — спросил Юра.- Нет, господин учитель.- А ты знаешь, что тебе за это сейчас будет, Иванов?- Да, господин учитель.- Тогда подойди сюда и наклонись.Сашка быстро выполнил его просьбу и стоял сейчас перед нами наклонившись, выставив голую жопу на общее пользование.Юрка стал гладить сына по попке, затем облизал два пальца и начал засовывать их сыну в анус, я думал, что два толстых пальца не пролезут в неразработанную Сашкину попку, но они проскочили, на удивление, легко. Затем Юра положил Сашку на кровать, и не переставая дрочить пальцами Сашкину сраку, стал тихонько сосать его член.Мой же член, хотя я не считал себя голубым, уже давно стоял от такой сцены голубого инцеста. Мне доставляло огромное удовольствие наблюдать за тем, как скользят Юркины губы по красному члену Сашки, как в широкое Сашкино очко периодически входят пальцы его отца. Тут Сашка обильно кончил в рот своему папочке, облизал его пальцы, только что побывавшие в жопе, и отправился спать, а мы с Юркой пошли курить. Юрка мне обяснил, что они с Иркой считают, что чем постоянно отстирывать от спермы простыни, после семяизвержений во сне, лучше периодически проводить вот такие вот оргии и, тем самым, постепенно приучать сына к "би" сексуальной жизни. Пока, во всяком случае, все довольны, особенно Ирка, которая пользует Сашку через день.- Ладно, пойдем примем душ и пойдем спать — сказал Юрка и повел меня в ванную. Там мы разделись и Юрка сказал: "Нам надо проделать одну маленькую неприятную, но очень нужную процедуру. Не бойся, больно не будет. Слушайся меня". Я понял, что речь идет о клизме и гадал, зачем это нужно. Все мои догадки сводились к тому, что сегодня ночью кто-то будет трахать меня в жопу. По телу начала подниматься сладкая истома.- Наклонись, раздвинь попку — сказал Юра. Я послушался и почувствовал, как Юркин скользкий палец обследует мою попку. Затем вместо пальца мой анус стал щекотать наконечник клизмы, потом хлынула струя теплой воды. Струя кончилась, Юрка вынул наконечник и смачно, в засос, поцеловал меня в очко, отчего из моего члена вытекла маленькая капелька спермы. Он наполнил клизму снова, протянул ее мне и облокотился руками на ванну, выпятив жопу. Я решил поступить наоборот — облизал Юркино очко, засовывая кончик языка в анальное отверстие своего соседа, поцеловал его, и только потом поставил клизму. После всего этого мы с Юркой по очереди посрали, приняли душ и пошли спать. Около дверей комнаты, он попросил меня подождать пять минут, а потом заходить. Я зашел и увидел, что Ира привязана к спинке кровати — левая рука и левая нога к левому краю, правые рука и нога — к правому. Все три дырки хорошо видны и доступны, кроме того видны сиськи с большими сосками.- Ты гость — ты первый, делай с ней все, что угодно — сказал Юрка. Я понял все без дальнейших комментариев. Я взял ремень и стал изо всей силы хуячить голую Ирку. Она особенно громко визжала, когда кончик широкого кожаного ремня с огромной скоростью опускался на соски или на губы, оставляя красные полосы и царапины

В летнюю ночь — Первый секс (Потеря девственности)

Автор: admin

Там меня как всегда ждали мои давние друзья — пятнадцатилетние Шурик (или Шарик) и Андрей, а также мой ровесник — четырнадцатилетний Кролик (родители, латыши, дали ему идиотское имя Карл). Сдружились мы ещё в самом детстве, когда я первый раз приехал в эту деревню, лет в 6-7. Наверное, помогало нам четверым быстро ладить то обстоятельство, что мы все были неместные, а приезжие, причём все из разных городов необъятного Союза.Обычно я проводил в деревне два месяца, и этого времени мне хватало, чтобы устать от такой жизни, и с наслаждением вернуться в комфортабельную московскую квартиру. За это время мы успевали и вдоволь нагуляться, наплаваться, надрызгаться, нарыбачиться, короче, отдохнуть так, чтоб потом было о чём было бы потом вспомнить.При нынешнем половом воспитании дети узнают о сексе некоторые вещи гораздо раньше, нежели это до них делали родители. Не исключением были и мы, четверо. Порой мы, сидя на берегу реки, и, дожидаясь клёва, который, как правило, не шёл, рассуждали о тёлках, бабах, какие они есть, какая из них лучше. Несмотря на то, что село было очень даже немаленькое, ни один из нас не имел здесь даже близкой подруги. Так, что все наши разговоры были, в основном, фантазиями.Так-то раз проснулся я от того, что кто-то сдёрнул с меня одеяло часов в восемь утра и прохрипел басом на ухо: Мы с бабушкой уезжаем на два дня в к тёте Насте, она позвонила и сказала, что заболела. Не переживай, послезавтра мы вернёмся.Всё было готово к тому, чтобы вечером сегодня мы могли круто оттянуться. Уезжая из дома, я прихватил с собой все свои сбережения, которых должно было хватить на ящик пива, бутылку водяры и ещё так кое на что. Но одно я не продумал — в деревне только один магазин, и если я или кто-то из моих приятелей купит там что-то неподобающее завтра об этом узнает вся деревня, а ещё через день наши родители, чего никому из нас не хотелось.Мы решили, что нужно попросить кого-то из взрослых купить нам хотя пища и жрачки, ну а без водки мы переживём. Возник вопрос: кого?Юрика — моментально ответить Санёк. Кто это? — в недоумении спросил я. Вечером узнаешь! — с некоторой долей хвастовства заметил друган.Часов в девять вечера я пришёл домой вместе с соседом — Кроликом. Вот-вот ждали Шарика с ящиком пива и Андрюху, если, конечно, его отпустят на ночь. Вскоре припёрся Шарик — уже немного поддатый и весь прокуренный сигаретным дымом, хотя, курит он немного. А затем завалился и Андрей, причём приволок он собой целую бутылку вина.Поначалу всё шло как обычно — вино, пиво, разговоры о жизни, футболе, но постепенно разговор перешёл к теме о девчонках.Неожиданно Андрей спросил: А кто-нибудь вообще видел здесь как тёлки с мужиками-то ебутся, а? Все ответили — нет!"Щас я вам порнуху принесу из дома, посмотрите. Я её купил недавно на рынке — просто супер!" — самодовольно произнёс пацан.Действительно, через двадцать минут он пришёл в руках с какой-то кассетой, где было написано "Чип и Дейл" (маскировка). Тут такое началось на экране телека, чего я никогда до этого не видел: один мужик и три бабы, три бабы и три мужика, два мужика и одна баба, короче, любые вариации. Конечно, все уже изрядно возбудились, и я почувствовал, что мой член постепенно вылезает наружу из под тонких шорт. "Да её бы щас сюда, мы бы ей вставили", — произнёс Шурик, указывая на привязанную к столбу крутейшую двадцатилетнюю девку, которую по очереди имели мэнов пять или шесть.Хмель настолько ударил мне в голову, что я, не соображая уже ничего, привстал, спустил трусы и начал медленно онанировать. При чём только в это момент я заметил, что это уже вовсю делают лежащие на полу Андрюха и Санёк. Заметив, всё происходящее Карл последовал нашему примеру:Внезапно мы услышали голоса на крыльце дома, но не успели мы опомниться, как в комнате стояли два взрослых парня — каждому лет по двадцать и две такого же возраста девчонки, от которых несло перегаром

Безумная ночь — Измена (Любовники)

Автор: admin

Вадим благодарно ласкал меня, гладя и целуя мои груди, живот, бедра… Когда к нам присоединился хозяин квартиры, меня это почему-то ничуть не смутило. Оба они слились в одного многорукого, неутомимого и вездесущего любовника, который погружал меня в безбрежный океан наслаждения. Это ощущение еще больше усилилось, когда к ним присоединился пришедший, видимо, по их вызову Сергей, лет 25. Мы прервались, посидели за столом, еще выпили и вновь расположились на ложе любви уже вчетвером. Раньше я и в горячечном бреду не могла себе представить, что может испытать женщина, которую одновременно ласкают трое сильных и опытных мужчин. Снова все началось с ласк, поцелуев и поглаживаний. Сергей оседлал меня, встав на колени так, что его туго налившийся мощный инструмент находился прямо у моего лица. Сергей не спешил, он водил своим орудием по моим губам, у ноздрей, за ушами, по шее, груди, соскам. Невозможно передать то ощущение, которое я испытала при этом! Мужчины постоянно менялись местами, располагаясь все в новых и новых комбинациях, заставляя меня вновь и вновь содрогаться в конвульсиях мощных оргазмов. За всю ночь мы прервали эту феерическую игру всего несколько раз, чтобы пяток минут передохнуть, сбегать в ванну, пропустить еще по стопочке коньяку и вновь окунуться в омут огненной страсти. Особой неутомимостью отличался Сергей, он доводил меня до белого каления. Я неистовствовала, металась под ним; как в бреду, и кричала, судорожно сжимая его в своих объятиях. Заснули мы только в восемь утра. А днем Вадим отвез меня к сестре. Мужчины дали мне свои телефоны, взяв обещание, что я буду наезжать регулярно. Долго я находилась под впечатлением этой безумной ночи. Наверное, я всё же порочная женщина, потому что если быть искренней до конца, то должна признать: эта ночь была самым радостным, светлым и счастливым событием в моей жизни. Она не прошла для меня бесследно: через месяц я убедилась, что забеременела. Случилось то чудо, которого я ждала давно. Интересно, кто же из них троих автор? Скорее всего, все-таки Сергей. Уж очень жарок был тот пыл, с которым я ему отдавалась. Вместе с радостью я испытала и горечь: увы, новые встречи с моей "тройкой", о которых я мечтала с таким трепетом, пока придется отложить.

Ночь перед Рождеством. Часть 2 — Измена (Любовники)

Автор: admin

И теперь работает у Аллы, а в фитнес ходит размяться для души и поддержания фигуры в рабочем состоянии.
Яна приехала из села поступать в тот самый вуз, в котором я работаю. Поступила на экономфак, который ей триста лет не был нужен (зато родителям очень хотелось). Училась ни шатко, ни валко. Места в общежитии, как и большинству первокурсников, ей не досталось, а третьекурсницы, с которыми делила съемную квартиру так весело проводили время с мальчиками… в общем, первую сессию она еще кое-как сдала, а вторую завалила… А домой неохота… А Алла Андреевна такая добрая… А мужики – козлы!
Оказалось, что сегодня стахановка — Яна обслужила уже пятерых – с обеда трудится. Причем, и на обед, и на файв — о — клок, и на ужин меню ее было на редкость однообразным, хотя и калорийным и питательным. Это видно, весь скудный гардероб, мордочка, грудь и причёска у юной прелестницы всё еще в калориях, и мы отправляем ее в душ. Бойцы интимного фронта должны быть опрятны. То есть бойцы. Или герлцы.
Продолжаем беседу, новые коллеги интересуются, как я дошла до жизни такой. В подробности не углубляюсь. Сообщаю, что профессию освоила за рубежом, потом завязала, остепенилась, но не хочется терять профессиональные навыки, вот и навещаю сей уютный уголок. Высказываю надежду на то, что дамы поймут моё желание сохранить свое инкогнито. Алла – умница, и так все поняла, и для Тани и Яны я с самого начала – Лотта. Те, похоже, решили, что я вообще иностранка, настолько спятившая, чтобы перебраться в Россию.
Яна выходит из душа и присоединяется, было, к нам, но Алла, выслушав нечленораздельное кваканье по мобильнику, отправляет ее в третий номер.
— Блин, в третий раз этому козлу сиськами дрочить! – жалуется бедная девушка на свою горькую судьбинушку и в сопровождении Аллы удаляется. Несчастная – какая пытка делать это за жалкие сто баксов! И ведь этот ее фанат еще и жопоголик! Наслышаны! А прямая кишка скромной студентки — недоучки, вообще-то, не резиновая, сколько можно в неё толстую письку совать? М — дааааааааааааааааааааааааа…
Алла возвращается и прячет в сейфе несколько купюр.
— Ну, всё, запал мужик на Янку! С третьего раза на всю ночь ее купил! Любовь с первого взгляда! То есть с первого траха! Еще женится…
Смеёмся. В качестве верной жены Яночка подает ну ооооочень большие надежды.
Снова звонок. Что, девку в нумер? А, нет, это кто-то место бронирует. Ладно.
Снова звонок. Ну, кого?
— Лотта – пора. Нам в пятерочку.
Машу ручкой Тане и – вперёд. Алле идти незачем – уплачено! По требованию заказчика на мне только туфли, обручальное колечко и макияж. Почти как Ева, идущая на первую встречу с Адамом. Только у меня их будет три.
Вот и дверь с гордой пятёркой, стучусь.
— Войдите!
— Добрый вечер! Меня зовут Лотта! – что-то сверкает в глаза…
— Добрый вечер, Анна Владимировна! Я так боялся, что ошибся вчера ночью!
Ну, ёлки — палки! Предо мной радостно осклабился отец одноклассника моего сына, с которым мы пару раз виделись на родительских собраниях… Опять попала…
— Добрый вечер, Юрий Алексеевич, как Вася? – ничего более идиотского, конечно, придумать я не могла. Явилась абсолютно голая, размалеванная, в руках поднос с бутылкой водки, четырьмя стопочками и закуской, зная, что за меня уже уплачено и интересуюсь состоянием его сынули. Конечно, это сейчас самое важное…
— Стасик, Андрей, вот эта б…ь – та самая профессорша с классными сиськами и жопой, о которой я вам все уши прожужжал! Ну как?
Стасик и Андрей, так же, как и мой знакомец, крепкие краснолицые мужики где-то между тридцатью и сорока, пялятся на мои прелести с каким-то животным интересом. Что, голую бабу не видел, что ли? Или проститутку впервые в жизни заказали? А, ну да, «профессоршу» — проститутку они, скорее всего, еще живьем не видели! И, похоже, то, что они видят, им очень даже нравится. Ну, хоть это радует

Первая брачная ночь — Первый секс (Потеря девственности)

Автор: admin

Эта ночь, брачная ночь, была самой первой и долгожданной. Это было вечером, мы зашли в танц — комнату ожидания, разогнали всех, закрылись на ключ и понеслоооось!.. Я расстегнул жакет, спустил его с плеч, затем ниже и ниже. Вскоре жакет был снят. Далее я принялся за рубашку. На ней 12 пуговиц. Одну за другой, я расстегнул и рубашку. Моя грудь оголела. Кубики на животе были как и у всех качков, а плечи, локти и руки были накачанными слегка, но очень сексуально выглядели. Не в силах ждать, она выдернула ремень, а я уж снял сами штаны… Я лишь опустил до колен трусы, как она подняла свою стройную ножку и опустила ногой трусы ниже, к ступням. Она подошла ко мне ближе, она стала вдыхать запах моего тела. Я так был возбужден, что схватил её кофту и сильно дернул её вниз, так что грудь её была вся оголена, а соски были твёрдыми от возбуждения, она еле дышала, с замиранием сердца, ведь она была еще девственница. Я был выше её где-то на 15 см, я опустил свою голову к её груди и стал нежно ласкать языком набухшие соски. Она тихо и сонно застонала, что очень меня завело. Я схватил её огромные для её возраста сиськи, и стал сильно, но ласково мять их в руках, она, что бы не привлекать народ узнать что творится в зале ожидания, стала сильно дышать еле постанывая. К своим "ласкам" я добавил щекотку сосков кончиком своего языка. Здесь она не сдержалась и застонала во весь голос, чего я и добивался. Мой 25 — сантиметровый член стал настолько большим сколько мог и ждал за это награды. Я был уже опытным, что как я уже сказал к ней не имело значение, она была неопытная и отдалась мне в руки. Я резко отодвинулся от неё, сорвал с неё штаны, сдернул вниз её стринги, повернул её к стене сильно прижав, держа её девственную мокрую "киску" напротив своего члена. Она уже не могла терпеть, чувствуя волнение, но некоторую радость, отдать свою девственность тому кого любит. Что бы не задерживать её и не волновать её, предвкушая сладость девственного цветка любимой, сохраненного специально для меня, я вошел в неё на половину. Она застонала очень громко, на её глазах появились слезинки. Видимо я порвал её целку. Медленно и нежно, я стал двигать бедрами в ней. Она стонала и тяжело дышала, но при этом покрикивая через стоны "еще" и "быстрее". Я послушался её, вошел глубже и стал двигаться быстрее. Её киска хлюпала от моего члена, но меня это заводило. В ней было так тепло и приятно, что я даже не думал менять позу, не хотя расставаться с этой эйфорией внутри неё. Её стоны и мокрая киска были чрезвычайно приятны, приятнее всех моих бывших до неё, наверное потому что они были для меня, они не были сыграны как роль в театре, ведь она еще не знала этих чувств, мужчины в себе. Вскоре, через час я получил оргазм вместе с ней, а затем я кончил в неё. Она глубоко застонала, спермы было так много, что когда я вытащил из нее свой член, сперма вытекала… Она прошлась рукой по своему цветку, затем слизав сперму со своих пальцев. Мы оделись и сели на полу отдохнуть… Точнее села она. Она села измотанная, но счастливая. Я подсел к ней, повернулся так, что её лицо было напротив моего, я поцеловал ее в засос в губы, опустился вниз и поставил засос на шее. Так прошла наша первая брачная ночь.

Последняя ночь — Лесбиянки (Лесби)

Автор: admin

Окутывая холодом и тьмою улицу и нас, ночь медленно спускалась на наш город. Мне показалось, что я ещё не видела ночи черней этой, и от этой черноты на душе было так холодно и так одиноко. Ты шла рядом, мы только что вышли из нашего любимого кафе, и направлялись в твою квартиру. Ты шла рядом – совсем близко, но мне казалось, что между нами целая пропасть, целая бесконечность. Я взглянула на большие башенные часы – без пяти полночь. А завтра я уже буду где-то далеко. Сегодня был тяжёлый день. Ты рассказала мне всё в нашем любимом кафе. О том, как ты любила меня и его, о том, как ты страдала, разрываясь между двумя полюсами. Я тебя не виню – ты хочешь семью и детей, поэтому тебе сложно было выбрать меня. Родители тебя постоянно упрекали. Я – девушка, и этим всё сказано. Но ведь мы любили друг друга, любили как никогда. Или ещё и любим? Я не могла и не хотела думать об этом: о тебе, о любви, о прошлом и будущем. Просто хотелось поскорее спрятаться от этой ненасытной темноты, которая пыталась поглотить улицу и нас. Даже яркие фонари не могли заглушить эту темноту, ведь она исходила из наших с тобою душ. Завтра я уеду домой, за тысячу километров. И что дальше?
Наконец, мы дошли до конца улицы и нырнули в подъезд. Должно было стать теплее, но я, словно перестала ощущать холод и тепло. Я ничего не чувствовала и ни о чём не думала. Мы зашли в квартиру, ты небрежно бросила ключи на стол и поставила чайник. Притупив глаза, я стояла в дверях и молчала. Ты повернулась ко мне, и увидев моё отчаянье, сделала над собой усилие и взяла меня за руку. Ты сняла с меня верхнюю одежду и закрыла дверь. Я по — прежнему стояла, опустив глаза – мне не хотелось ничего. Я была не здесь, я была нигде. Ты снова взяла меня за руку, отвела на кухню и усадила меня за стол. На кожаной лавочке лежал тёплый пушистый плед, от которого веяло теплом, которое даже мне удалось почувствовать, но как-то отдалённо, казалось, чувства сильно притупились. Ты налила мне свой любимый чай – очень вкусный, ведь ты так хорошо разбираешься в чаях. Чашка показалась мне холодной, но внезапно жидкость обожгла мои губы, и я, наконец, подняла свои глаза. Ты сидела напротив и смотрела на меня своими большими синими глазами – так преданно и с таким страданием во взгляде. Потом ты заговорила. Ты говорила о том, что это не было лёгким решением, но я должна тебя простить и понять. Простить – да, понять – да, но не любить тебя – тоже должна? Мы сидели долго: я молчала, а ты, то говорила, то подходила к окну и закуривала сигарету. Мой чай уже совсем остыл, когда я допивала последние капли, а в твоей пепельнице лежало с десяток окурков. Наконец, ты подошла ко мне и протянула мне свои красивые нежные руки. Я взяла их. Ты начала рассматривать мои пальчики, поглаживать их, потом поцеловала меня в лоб и повела за собой. Мы зашли в спальню, и я поняла, что мне необходимо сейчас твоё тепло, как никогда. Пусть даже это будет наша последняя ночь, пусть даже мы больше никогда не увидимся, пусть хоть там что – главное, что мне необходимо твоё тепло.
Мы легли под холодное одеяло, и я отметила для себя, что я начала различать тепло и холод. Ты была такой тёплой и нежной, а кровать и постельное бельё были просто ледяными. Мне хотелось сорвать с тебя нижнее бельё и вцепиться рукою в твою киску – я знала, что она теплее всего на свете. Однако вместо этого я засунула руку под твою маечку, а ты негромко простонала. Я ловко гладила и возбуждала твои груди, пока твои соски не стали упругими, как неспелая клубника. Было почти темно, но огонь в твоих глазах было невозможно заметить. Он освещал всё под одеялом, нашу комнату, нашу улицу и, казалось, даже весь город. Наконец, ты осмелилась первой стащить с меня трусики. Ты закинула их куда-то далеко, а сама спустилась головой под одеяло. Я гладила твои красивые белые волосы, прокручивая в голове эпизоды из прошлого. Я вспомнила нашу первую ночь на море, когда ты точно также вылизывала меня на ночном пляже

Последняя ночь — Лесбиянки (Лесби)

Автор: admin

Окутывая холодом и тьмою улицу и нас, ночь медленно спускалась на наш город. Мне показалось, что я ещё не видела ночи черней этой, и от этой черноты на душе было так холодно и так одиноко. Ты шла рядом, мы только что вышли из нашего любимого кафе, и направлялись в твою квартиру. Ты шла рядом – совсем близко, но мне казалось, что между нами целая пропасть, целая бесконечность. Я взглянула на большие башенные часы – без пяти полночь. А завтра я уже буду где-то далеко. Сегодня был тяжёлый день. Ты рассказала мне всё в нашем любимом кафе. О том, как ты любила меня и его, о том, как ты страдала, разрываясь между двумя полюсами. Я тебя не виню – ты хочешь семью и детей, поэтому тебе сложно было выбрать меня. Родители тебя постоянно упрекали. Я – девушка, и этим всё сказано. Но ведь мы любили друг друга, любили как никогда. Или ещё и любим? Я не могла и не хотела думать об этом: о тебе, о любви, о прошлом и будущем. Просто хотелось поскорее спрятаться от этой ненасытной темноты, которая пыталась поглотить улицу и нас. Даже яркие фонари не могли заглушить эту темноту, ведь она исходила из наших с тобою душ. Завтра я уеду домой, за тысячу километров. И что дальше?
Наконец, мы дошли до конца улицы и нырнули в подъезд. Должно было стать теплее, но я, словно перестала ощущать холод и тепло. Я ничего не чувствовала и ни о чём не думала. Мы зашли в квартиру, ты небрежно бросила ключи на стол и поставила чайник. Притупив глаза, я стояла в дверях и молчала. Ты повернулась ко мне, и увидев моё отчаянье, сделала над собой усилие и взяла меня за руку. Ты сняла с меня верхнюю одежду и закрыла дверь. Я по — прежнему стояла, опустив глаза – мне не хотелось ничего. Я была не здесь, я была нигде. Ты снова взяла меня за руку, отвела на кухню и усадила меня за стол. На кожаной лавочке лежал тёплый пушистый плед, от которого веяло теплом, которое даже мне удалось почувствовать, но как-то отдалённо, казалось, чувства сильно притупились. Ты налила мне свой любимый чай – очень вкусный, ведь ты так хорошо разбираешься в чаях. Чашка показалась мне холодной, но внезапно жидкость обожгла мои губы, и я, наконец, подняла свои глаза. Ты сидела напротив и смотрела на меня своими большими синими глазами – так преданно и с таким страданием во взгляде. Потом ты заговорила. Ты говорила о том, что это не было лёгким решением, но я должна тебя простить и понять. Простить – да, понять – да, но не любить тебя – тоже должна? Мы сидели долго: я молчала, а ты, то говорила, то подходила к окну и закуривала сигарету. Мой чай уже совсем остыл, когда я допивала последние капли, а в твоей пепельнице лежало с десяток окурков. Наконец, ты подошла ко мне и протянула мне свои красивые нежные руки. Я взяла их. Ты начала рассматривать мои пальчики, поглаживать их, потом поцеловала меня в лоб и повела за собой. Мы зашли в спальню, и я поняла, что мне необходимо сейчас твоё тепло, как никогда. Пусть даже это будет наша последняя ночь, пусть даже мы больше никогда не увидимся, пусть хоть там что – главное, что мне необходимо твоё тепло.
Мы легли под холодное одеяло, и я отметила для себя, что я начала различать тепло и холод. Ты была такой тёплой и нежной, а кровать и постельное бельё были просто ледяными. Мне хотелось сорвать с тебя нижнее бельё и вцепиться рукою в твою киску – я знала, что она теплее всего на свете. Однако вместо этого я засунула руку под твою маечку, а ты негромко простонала. Я ловко гладила и возбуждала твои груди, пока твои соски не стали упругими, как неспелая клубника. Было почти темно, но огонь в твоих глазах было невозможно заметить. Он освещал всё под одеялом, нашу комнату, нашу улицу и, казалось, даже весь город. Наконец, ты осмелилась первой стащить с меня трусики. Ты закинула их куда-то далеко, а сама спустилась головой под одеяло. Я гладила твои красивые белые волосы, прокручивая в голове эпизоды из прошлого. Я вспомнила нашу первую ночь на море, когда ты точно также вылизывала меня на ночном пляже

Ночь перед Рождеством. Часть 3 — Измена (Любовники)

Автор: admin

2012-12-28 10:22:15Этот сочельник я вряд ли когда-нибудь забуду! В жизни не было столько переживаний и хлопот! Но самое интересное ожидало меня вечером… И я моталась, как белка в колесе.
Забегаешь тут, когда тебя, уважаемую женщину, доцента университета и просто красавицу, отец одноклассника твоего сына застукает в роли гостиничной проститутки, поимеет с парой друзей, не предохраняясь, сфотографирует тебя в самые рабочие моменты и потребует от тебя всяческого послушания и интим — услуг в ближайшее время (подробнее об этом – в «Ночь перед Рождеством. Часть 2»). И всё это в канун Рождества… Романтика!
И вот я весь день решаю возникшие проблемы и ежесекундно жду волеизъявления моего повелителя. Волеизъявление поступило, слава Богу, вечером. Ну, понятно, прилюдно такое не изъявишь…
— Дырка!
— Да мой господин!
— Ровно в 19. 00 жди меня у подъезда. Наденешь чулки поэротичнее, бельишко, но чтобы сиськи, писька и зад были голыми! И обуй эти твои вчерашние туфли на шпильке! Сверху можешь накинуть какое-нибудь пальто! Да, у тебя всякие ваши б..дские приспособления есть -Какие, господин?
— Ну, вибраторы всякие, анальные пробки или шарики?
— Есть?
— Вот и засунь в письку вибратор и в зад что-нибудь, чтобы сквозняк не гулял, а то еще обморозишься! Гыыыыыыыыы! Смотри, подмойся получше, клизму поставь и намажься! Да, и всякие наручники, плетки, ошейники, если есть, тоже бери!
— Хорошо господин! Обязательно возьму, господин!
— Да, и деньги, которые за нас вчера получила от Аллы, приготовь, опущенным шлюхам деньги ни к чему!
— Не могу, господин, с нами расплачиваются в конце месяца!
— Ладно, разберёмся! Давай, выполняй!
М — да, обсуждая ситуацию, мы с Аллой, как в воду глядели… Ну ладно, указания получены, будем выполнять… А вот бы эти указания его жена услышала, как ее там, Катя, кажется…
Ровно в 19. 00 я, непристойно размалёванная, в черном ошейнике с шипами, черном корсете, открывающем и поддерживающем грудь, прицепленных к нему черных чулках, танкетках — стриптизёрках и длиннющем зимнем пальто капюшоном жду у подъезда. На руках тонкие лайковые перчатки до предплечий, в руках сумка с кое-каким необходимым реквизитом. Слава Богу, соседей нет никого, не видят. И что я буду делать, если увидят? Поглубже надвигаю капюшон…
Холодно. Неудобно стоять. Ну почему только в Москве и Питере дворники убирают снег, а у нас его должны вытаптывать мирные граждане? Как по такому ходить, особенно, когда оно уже превратилось в гладкую корку? И даже как стоять, особенно на шпильках высотой в 20 сантиметров? Брррр, руки зябнут, ноги зябнут, дырочки зябнут, сиськи зябнут… Вибратор этот проклятый уже раздразнил, по ляжкам уже первая струйка тооооооненькая стекает. И замерзает. Сфинктеры тихо примерзают к анальной пробочке… Стою переминаюсь с ноги на ногу. Где этот паразит? Что, пока маленьким был, и бабы не давали, он снеговикам засовывал?
Тихо шуршат шины по снегу, два луча пронизываю двор и потоки снежинок, а потом и меня. Неужели? Точно, машина подкатывает ко мне. Опускается стекло
— Добрый вечер, Юрий Алексеевич!
— Дырка, ты? Молодец! А ещё говорят, что бабы всегда опаздывают! А ну, покажись!
Ну, так и знала, когда принимала распоряжения. И не зря пальто не застегнула, а запахнула поплотнее. Пожалуйста! Кто желает увидеть живого Чебурашку?! Распахиваю пальто, расставляю ноги пошире, слегка выпячиваю лобок. Мужикам такая стойка нравится. Мол, возьмите, люди, пользуйтесь!
Стою вплотную к распахнутой двери автомобиля, а Юрий с интересом осматривает мой экстерьер, не удержавшись от удовольствия полапать меня между ног, где с удовлетворением нащупывает вибратор, пощупать грудь (соски-то на морозе – как деревянные). Почмокал губами удовлетворенно.
— Повернись!
Понятно, поворачиваюсь, прогибаюсь и без команды поднимаю шубу
— Правильно, дырка, службу знаешь!
Ощупывает мои булочки

Ночь любви — Анальный секс (Анал)

Автор: admin

Моя юбка была слишком короткая, а блузка слишком прозрачная, поэтому я ощущала порывы ветра всем телом. Наконец я увидела приближающиеся фары. Возле меня тормознула "шестерка".- Куда? — спросил водитель. Я назвала район. Выдержав паузу и что-то, мысленно прикидывая в голове, он посмотрел на меня:- Сколько?- Пятьдесят. — Ответила я, и, понимая, что предлагаю мало, поспешила добавить. — У меня больше нет.Водитель покачал головой и состроил недовольную гримасу.- Мало, за такие деньги, так далеко, да еще ночью… Никто не поедет. — Он смерил меня взглядом и усмехнулся. — Можем, конечно, как-нибудь по другому договориться.- Обойдешься. — Я хлопнула дверью и отошла в сторону. "Шестерка" отъехала, и я опять осталась мокнуть и мерзнуть. Я закурила сигарету и посмотрела на часы, было уже два часа ночи. Вдалеке показалась машина, она приближалась стремительно, но почти совершенно бесшумно. Я подняла руку и огромная, черная иномарка, резко затормозив, остановилась как вкопанная. За рулем сидел мужчина приятной наружности, с обаятельной улыбкой.- Садитесь девушка. — Он открыл дверь и сделал приглашающий жест.Я сказала, куда мне нужно ехать и, поинтересовавшись по пути ли ему, сразу предупредила, какой суммой располагаю.- Неужели вы думаете, что я себе на жизнь зарабатываю частным извозом? — Рассмеялся он, когда я села в мягкое и теплое. — Я просто отвезу Вас до дома, вот и все. Не могу же я проехать мимо, когда вижу, что на обочине дороги стоит такая милая девушка и мерзнет под дождем.- Вы благородный человек. — Ответила я. — Но все-таки если бы девушка была бы не милая, как Вы сказали, Вы бы поступили по-другому?Водитель улыбнулся и мельком посмотрел на мои ноги.- Я думаю, что поступил бы также.- Вы настоящий рыцарь. К сожалению таких людей сейчас очень мало. Все преследуют исключительно корыстные интересы.В какой-то момент наши взгляды встретились.- А как Вас зовут, нежное создание? Поинтересовался, мой попутчик.- Алена. — Ответила я.- А меня Виктор. Что же Вы здесь делаете так поздно, одна?Я поведала своему спасителю печальную историю, которая приключилась со мной.- Вы, наверное, совсем замерзли? Давайте заедем в одно местечко и выпьем чего-нибудь согревающего. — Предложил Виктор. — Это по пути. Мне хотелось бы познакомиться с Вами поближе Алена. К тому же стоит попробовать поднять вам настроение. — Добавил он.Я согласилась. Я даже обрадовалась его приглашению. Мне понравился этот парень, в нем чувствовалась сила и мужественность. И еще он был красив — стройная, спортивная фигура, приятные черты лица, покрытые ровным загаром.Мы заехали в роскошное заведение, с прекрасным интерьером, вся обстановка располагала к доверительному, интимному общению. Приглушенный, мягкий свет, приятная музыка. Я выпила коктейль с ромом и почувствовала, как тепло разлилось по моему телу. Мы долго разговаривали, Виктор оказался интересным собеседником, он много ездил по миру и в его коллекции впечатлений, было много удивительных рассказов. Он был интеллектуален и остроумен, одним словом мне было хорошо с ним. И когда, уже под утро, он предложил поехать к нему, я согласилась без особых колебаний. Мы уже перешли на "ты", когда мы сели в машину он поцеловал меня, нежно и страстно. Я почувствовала сильное возбуждение и, закрыв глаза, обняла его за шею. Поцелуи обжигали мою кожу и заставляли биться сердце все сильнее. Я хотела его. Все мое тело стремилось раствориться в его объятиях. И когда его ладонь легла на мои колени, я слегка раздвинула ноги давая ему возможность залезть мне под юбку. Его рука двигалась медленно, едва касаясь меня. Наконец я ощутила его пальцы на своем самом сокровенном месте. Нас разделяла теперь только узкая, тоненькая полоска моих трусиков. Нижнее белье, надетое на мне, было чистой условностью и практически ничего не скрывало. От прикосновения и поглаживания моя киска увлажнилась, и трусики быстро намокли

Ночь перед Рождеством. Часть 3 — Измена (Любовники)

Автор: admin

Или нет? На глазах у нас пару раз тормозят легковушки, а один раз фура, подбирая счастливиц с мороза в тепло и негу. Ну, дай вам Бог, девочки, клиентов побогаче и поспокойнее, не залететь и не заразиться в ночь перед светлым Рождеством Христовым…
Юрий достает мобильник
— Аллё, это Алла? Да, это Юрий, можно к вам минут через пятнадцать? Да на ночь. Да, с Аней. Очень хорошо, — ну вот, ближайшее будущее определилось, едем к Алле.
Едем по городу. Юрий велел пристегнуться. Сам жует «Антиполицай», запрыскал рот освежителем. Едет, четко соблюдая правила. Боится гаишников, крысёныш… Похоже, места знакомые… Точно, вот и знакомый отельчик. Подъезжаем. Входим. Портье кивает, как старым знакомым, берет у Юрия ключи от машины, чтобы припарковать её, и просит зайти к Алле.
Поднимаемся, Алла радушно встречает в дверях.
— Добрый вечер, добрый вечер! А я уже заждалась! Беспокоиться стала! Ой, да вы подмерзли! Так, Аня, быстро душ, согреться, помыться, привести себя в порядок. Что за вид при клиенте! Да еще таком! Юрий, рюмочку коньяка! И не отговаривайтесь тем, что за рулем: к утру всё проветрится, а вам нужно согреться! Аня, брысь!
Уфффф, наконец-то благословенный горячий, как лава, душ… Он смывает с меня всю эту вонючую мерзость и разогревает. Похоже, надо еще и выпить, а то заболею. Господи, как не охота, кто бы знал! Ну не люблю я крепкие алкогольные напитки!!! А придётся…
Но сначала – докрасна растереться мохнатым полотенцем, восстановить макияж, да, на губы – блеска, так они, как будто, слегка в сперме (ах, какая я умница, что косичку заплела, хоть причёску не поправлять), духами чуть — чуть за ушками, дезодорантиком – подмышки, чулочки, ошейник, корсетик, теперь пристегнем чулочки к корсетику. Несчастные мои туфли. Как они пережили эти проклятые сугробы и мои в них перемещения и телодвижения? Хоть бы каблуки не отвалились! А пока – обуваем! Вроде стою, не падаю. Ну и пробочку с вибратором на место: дырочки подмыты, а наличие затычек хозяин может и проверить. Он же не давал отмашку их вынимать… Всё, готова, пора, барин ждёт!
Алла в кабинете одна: Юрий уже отправился в номер. Быстренько рассказываю ей о моих сегодняшних приключениях и меморандуме господина, желающего стать моим сутенёром. Алла в курсе: он уже попытался вручить ей за меня не всю сумму, а часть, утверждая, что сам со мной рассчитается. Алла отговорилась тем, что расчет производит хозяин заведения в конце месяца с учетом всех дополнительных затрат, бонусов и штрафов проституток.
— Алла, а кто хозяин-то?
— Вообще-то я, но ему это знать не положено. И не волнуйся, я вас не обдираю: три четверти ваших отчислений идет в милицию и прочие конторы, с которыми надо дружить, а то прикроют.
А я, в общем, и не волнуюсь. У Аллы мне интереснее не заработки (хотя, конечно, приятно за ночь в койке заработать месячную зарплату), а ощущения… Пожелай я всерьез писей зарабатывать – бросила бы родной вуз. Но свою работу я люблю… Ладно, это лирика, пора идти ноги раздвигать, господин ждать не должен!
Алла в высоких черных сапогах, костюме из черного же латекса, который весьма фривольно обтягивает ее шикарную фигуру, цепляет к ошейнику поводок, я держу в руках свою сумку — самобранку, и мы выдвигаемся к моему повелителю. Он арендовал номер не два часа.
— Ты бы его глаза видела, когда он расплачивался! Убить меня был готов. Или сам сдохнуть! Готовься, сейчас отыгрываться будет!
Являемся. Алла, гордая, как чёрная шахматная королева, я вползаю на четвереньках, сумка в зубах. Господин уже развалился в кресле с бокалом в руке. На нем махровый халат и шлепанцы (явно из Аллиных запасов, помню по её сауне). Согрелся, раскраснелся, благодушен…
Алла передает ему поводок и, сделав чёткий книксен (надо же, где научилась? ), выходит

« Предыдущие записи