Эротические рассказы

читайте бесплатно порно рассказы онлайн


Первая любовь — Подростки (Школьники)

Автор: admin

Встречая Николая, Любаша смотрела на него преданными влюбленными глазами. Он долго не обращал на девчонку внимания, пока однажды, огорченная его холодностью, она вдруг не разрыдалась за его спиной. Услышав горестные всхлипывания девочки, он посмотрел на нее и, подойдя к ней вплотную, спросил:
— «Кто тебя обидел воробышек? Скажи, я ему».
У нее ручьем хлынули слезы. На круглой юной мордашке было такое горькое выражение, что у него невольно дрогнуло сердце. Прижав к груди ее головку, он начал успокаивать, поглаживая ее по волосам. Прильнув к его груди, она продолжала всхлипывать, пряча от него заплаканное лицо.
— Так кто же тебя обидел, воробышек?
У него снова мягко защемило сердце жалостью к этой чистой девочке.
— Ты.
— Кто?!
Он даже раскрыл рот.
— Я, обидел тебя?! Каким же образом?!
Она снова расплакалась.
— Не реви! Не реви, говорю! Голосом Карлсона, который живет на крыше, прикрикнул он.
Мимо них проходили люди, с неодобрением и подозрительно оглядываясь на него, словно это он обидел ее. Ему стало неудобно на виду у всех стоять на лестничной площадке.
— Пошли ко мне. Там разберемся.
Сделав шаг к двери, он отпер ее и, войдя вместе с ней в квартиру, закрыл дверь.
— Хочешь, есть? — Спросил он, расстегивая на ней молнию курточки.
Она отрицательно помотала головой.
— А я, жутко голоден. Пошли на кухню.
Кухонька такая маленькая, что сев на табурет у стола Любаша перекрыла проход. Передвигаясь от стола к плите, Николай то и дело задевал ногой бедро девочки. Упругое, литое бедро не девочки, а молодой девушки, неожиданно понял он. Да и ноги ее, длинные, красивые и стройные, были сильными ногами зрелой девушки. С симпатичными ямочками на круглых коленках. Украдкой посмотрев на них, Николай оценил упругость и наполненность ее высоко открытых ляжек, туго обтянутых узкой, короткой юбкой. Под тонким свитером бугрились неожиданно крупные холмы упругих грудей, слегка вздымающихся вверх.
«Как незаметно выросла девчонка! », — с внезапным волнением подумал он, поняв, что в его квартире сидит не девочка, а прекрасная, юная девушка.
"Глупец! — мысленно выругался он. Она же влюблена в тебя! А ты, чурбан слепой, этого не замечаешь! Вот почему она разрыдалась. От отчаяния, на меня, глупца».
Пока он ужинал, она ожидала его, держа в руке стакан сока.
Убрав посуду, он виновато склонил перед ней голову:
— «Прости меня воробышек за слепоту. Не заметил, как ты, незаметно для меня превратилась в прекрасную лебедушку».
Ярко вспыхнув, она вскочила на ноги и, задев его тугой грудью, опустила перед ним голову.
— Не надо, винить себя Коля.
— Лебедушка моя! — Внезапно севшим голосом, нежно произнес он.
Недоверчиво подняв головку, она взглянула в его глаза, и он невольно обнял ее, обхватив узкие нежные плечики. Люба доверчиво прижалась к его груди. Прикосновение ее твердых грудей, заставило его отпрянуть, вздрогнуть как от удара, но она уже сама обняла его руками и прильнула всем телом, явственно ощущая появившийся на его бедрах твердый бугор. Но, это не смутило ее. Она еще крепче прижалась к нему бедрами.
— Лебедушка! Любушка! Пощади! Ведь живой же я. Не надо так со мной! — Умоляюще попросил он, едва сдерживаясь, чтобы не сдавить ее в объятиях.
— Коля. Коленька! Ты хочешь меня, — обжигая его шею дыханием, прошептала она. Так вот она я. Вот она. Бери.
— Любушка. Не надо. Я, боюсь сделать тебе больно.
— Сделай мне больно Коленька. Я хочу, почувствовать это. Хочу быть твоей девушкой. Совсем. До конца.
— Воробышек! Лебедушка.
Сердце Николая ухнуло в груди. Подхватив на руки ее легкое сейчас, как пушинка, тело, он понес ее в спальню.
Щелочка девушки расступилась под его напором, и в спальне раздался ее полный счастья и боли стон.
— Лебедушка! Любовь моя! Лихорадочно шептал Николай, ритмично двигая членом в тугой щелочке девушки

Первая любовь — Подростки (Школьники)

Автор: admin

Встречая Николая, Любаша смотрела на него преданными влюбленными глазами. Он долго не обращал на девчонку внимания, пока однажды, огорченная его холодностью, она вдруг не разрыдалась за его спиной. Услышав горестные всхлипывания девочки, он посмотрел на нее и, подойдя к ней вплотную, спросил:
— «Кто тебя обидел воробышек? Скажи, я ему».
У нее ручьем хлынули слезы. На круглой юной мордашке было такое горькое выражение, что у него невольно дрогнуло сердце. Прижав к груди ее головку, он начал успокаивать, поглаживая ее по волосам. Прильнув к его груди, она продолжала всхлипывать, пряча от него заплаканное лицо.
— Так кто же тебя обидел, воробышек?
У него снова мягко защемило сердце жалостью к этой чистой девочке.
— Ты.
— Кто?!
Он даже раскрыл рот.
— Я, обидел тебя?! Каким же образом?!
Она снова расплакалась.
— Не реви! Не реви, говорю! Голосом Карлсона, который живет на крыше, прикрикнул он.
Мимо них проходили люди, с неодобрением и подозрительно оглядываясь на него, словно это он обидел ее. Ему стало неудобно на виду у всех стоять на лестничной площадке.
— Пошли ко мне. Там разберемся.
Сделав шаг к двери, он отпер ее и, войдя вместе с ней в квартиру, закрыл дверь.
— Хочешь, есть? — Спросил он, расстегивая на ней молнию курточки.
Она отрицательно помотала головой.
— А я, жутко голоден. Пошли на кухню.
Кухонька такая маленькая, что сев на табурет у стола Любаша перекрыла проход. Передвигаясь от стола к плите, Николай то и дело задевал ногой бедро девочки. Упругое, литое бедро не девочки, а молодой девушки, неожиданно понял он. Да и ноги ее, длинные, красивые и стройные, были сильными ногами зрелой девушки. С симпатичными ямочками на круглых коленках. Украдкой посмотрев на них, Николай оценил упругость и наполненность ее высоко открытых ляжек, туго обтянутых узкой, короткой юбкой. Под тонким свитером бугрились неожиданно крупные холмы упругих грудей, слегка вздымающихся вверх.
«Как незаметно выросла девчонка! », — с внезапным волнением подумал он, поняв, что в его квартире сидит не девочка, а прекрасная, юная девушка.
"Глупец! — мысленно выругался он. Она же влюблена в тебя! А ты, чурбан слепой, этого не замечаешь! Вот почему она разрыдалась. От отчаяния, на меня, глупца».
Пока он ужинал, она ожидала его, держа в руке стакан сока.
Убрав посуду, он виновато склонил перед ней голову:
— «Прости меня воробышек за слепоту. Не заметил, как ты, незаметно для меня превратилась в прекрасную лебедушку».
Ярко вспыхнув, она вскочила на ноги и, задев его тугой грудью, опустила перед ним голову.
— Не надо, винить себя Коля.
— Лебедушка моя! — Внезапно севшим голосом, нежно произнес он.
Недоверчиво подняв головку, она взглянула в его глаза, и он невольно обнял ее, обхватив узкие нежные плечики. Люба доверчиво прижалась к его груди. Прикосновение ее твердых грудей, заставило его отпрянуть, вздрогнуть как от удара, но она уже сама обняла его руками и прильнула всем телом, явственно ощущая появившийся на его бедрах твердый бугор. Но, это не смутило ее. Она еще крепче прижалась к нему бедрами.
— Лебедушка! Любушка! Пощади! Ведь живой же я. Не надо так со мной! — Умоляюще попросил он, едва сдерживаясь, чтобы не сдавить ее в объятиях.
— Коля. Коленька! Ты хочешь меня, — обжигая его шею дыханием, прошептала она. Так вот она я. Вот она. Бери.
— Любушка. Не надо. Я, боюсь сделать тебе больно.
— Сделай мне больно Коленька. Я хочу, почувствовать это. Хочу быть твоей девушкой. Совсем. До конца.
— Воробышек! Лебедушка.
Сердце Николая ухнуло в груди. Подхватив на руки ее легкое сейчас, как пушинка, тело, он понес ее в спальню.
Щелочка девушки расступилась под его напором, и в спальне раздался ее полный счастья и боли стон.
— Лебедушка! Любовь моя! Лихорадочно шептал Николай, ритмично двигая членом в тугой щелочке девушки