Эротические рассказы

читайте бесплатно порно рассказы онлайн


Скорый скорый поезд. Часть 4 (Окончание) — Принуждение (Изнасилование)

Автор: admin

Сон сошёл так же быстро, как и налетел. Я открыл глаза, и снова увидел над головой низкий потолок купе. Видно, зачитавшись, я опять уснул. Мерный стук колёс, который так раньше мешал мне, теперь баюкал… Внизу царило какое-то оживление. Мои весёлые соседки, видимо, решив, что я сплю, стали переодеваться. Не поверив своим глазам, я помотал головой. Но это был не сон! Ни свитеров, ни футболок на них не было – все три девушки были в лифчиках и джинсах. Рыжая, стоя ко мне спиной, копалась в своей сумке. Блондинка вертелась перед зеркалом. Грудастая складывала вещи. Неожиданно она достала из пакета какую-то футболку.
— Девочки, а как вам эта? – задумчиво спросила она.
— Нормально! – отозвалась Рыжая, не оборачиваясь. — Пойдёт, — ответила Блондинка. Без свитера она казалась совсем худенькой. — Ну ладно, — сказала Грудастая, и вдруг расстегнула свой лифчик на спине. Я чуть не упал с полки! Сердце застучало с бешеной силой, кровь прилила к лицу, в голове зашумело. Боже мой… Правая рука, лежавшая под одеялом, невольно потянулась к члену…
Лифчик медленно сползал с её тела, обнажая большую и красивую грудь, один вид которой мог бы свести с ума любого мужчину! Грудь была крепкой, налитой, будто две спелые дыньки… И самое главное, так близко! От возбуждения член стал совсем твёрдым. Потеряв над собой контроль, я безотчётно сжимал его под одеялом, чувствуя, как он пульсирует в моей руке… Но тут и Блондинка расстегнула свой маленький, словно детский, бюстгальтер. Медленно и легко, словно шуршащий осенний листок, он слетел к её ногам.
Женское тело… Что может быть прекрасней тебя? От увиденной красоты, мои глаза расширились настолько, что готовы были выпрыгнуть из орбит! Каким-то чудом я сдерживал себя от того, чтобы застонать. Ещё сложнее было обуздать своё дыхание — от крайнего возбуждения я стал задыхаться, словно от быстрого бега.
У Блондинки грудь была совсем небольшая, но тоже очень красивая. Её светлые волосы красиво лежали на обнажённых плечах, а на спине виднелся еле заметный след от купальника. Расстегнув ремень, она спустила свои джинсы вниз, повернувшись ко мне спиной. Её узкая попка была туго обтянута чёрными трусиками… Не в силах больше сдерживаться я зажмурился, чтобы не кончить прямо там – под одеяло…
Как я понял из их разговора, в Москве девочек встречали парни. Они у них были все крутые – на тачках, при деньгах. Девушки тоже не хотели отставать, и потому начали наводить марафет ещё с вечера. Кто знает, вдруг после тёплой встречи им предстоит не менее горячая ночь?
Что касается меня, то уже год у меня не было секса, и от увиденного, всё внутри сжалось. Я лежал тихо — тихо, боясь выдать себя даже стуком сердца, щуря глаза, будто спящий, украдкой наблюдая за происходящим лишь сквозь узенькие щелочки, за которыми трудно было что-либо разглядеть. Ничего не подозревающие девчонки устроили мне настоящей стриптиз, который возбудил меня до крайности! Впрочем, сами они, конечно же, не ощущали собственной красоты, и потому через пару минут каждая вновь нарядилась в свои неуклюжие зимние шмотки, полностью скрывшие всю красоту…
Вечером поезд остановился возле какого-то вокзала. Проводница объявила стоянку, и народ не спеша, потянулся к выходу — покурить и размяться. Я тоже вышел. Темнело. Небо над головой было таким же грязно — серым, как и снег под ногами. Москва была уже совсем близко…
На перроне мой взгляд привлекли киоски. После тяжёлого и рыхлого сна очень хотелось пить. Однако минеральной воды нигде не было. В ларьках был только алкоголь. Последний киоск оказался и вовсе аптечным — белый, с выцветшей сине — зелёной полоской давно забытой фирмы «Натур продукт». Я подумал, что неплохо было бы купить себе снотворного, чтобы заснуть и уже не просыпаться до самой Москвы… — Снотворное есть? – небрежно спросил я у бабули в белом халате, заглянув к ней через крохотное оконце

Скорый скорый поезд. Часть 1 — Принуждение (Изнасилование)

Автор: admin

Над городом сгущались осенние тучи. Стремительно темнело. Я быстро шёл к вокзалу, закинув на плечо тяжёлую спортивную сумку. Здесь, в этом маленьком провинциальном городке, меня больше ничего не держало. Я ехал в Москву, искать своё счастье. У меня не было ничего, и было одновременно всё – свобода! Я мечтал о том, чтобы добиться всего своими руками, и теперь был в самом начале этого пути, верного пути!
У вокзала лежал грязный рыхлый снег; один за другим зажигались тусклые оранжевые фонари. Мой поезд уже стоял на пути. На перроне было много народу, и все они спешили с тележками и рюкзаками к своим вагонам, чтобы не опоздать. У входа на перрон было много милиции. Носильщики уныло катили пустые железные тележки. Громко вещало хрипловатое вокзальное радио. В поезд пока не пускали, и я замер у своего седьмого вагона в ожидании, прислонившись спиной к облезлому бетонному столбу. Мне предстояло провести в поезде трое суток. Так бесконечно долго я ещё никуда не ездил! Однако меня ничего не пугало. Я ехал искать счастья!
Поодаль стояла целая стайка девушек. Они оживлённо и весело трещали, и, судя по говору, были украинками. На них были яркие разноцветные куртки, рюкзаки и вязаные шапочки. Их смех был так заразителен, что, глядя на них, поневоле начал улыбаться и я, каждый раз, смущенно отворачиваясь, чтобы скрыть свою улыбку, ни с того, ни с сего возникавшую на лице. Остальные пассажиры стояли с серыми и непроницаемыми лицами. Каждый хотел поскорее завалиться на свою полку. В лужах таял оранжевый свет фонарей, растворяясь в радужной бензиновой плёнке.
Из тамбура появилась проводница, распахнув дверь в свой по — военному зелёный вагон. Она стала небрежно проверять билеты, небрежно листая паспорта. — Шестнадцатое место, — сурово сказала она, пробежав глазами мой документ.
В вагоне стоял полумрак. Узкий коридор. Ровные ряды дверей. На окнах застиранные жёлтые занавески. Я быстро отыскал своё купе и, забросив наверх багаж, уселся на нижнюю полку. В купе постоянно кто-то заглядывал. То полная тётка — челнок с большими клетчатыми сумками, то какой-то дагестанец с блуждающим взором. Неожиданно в купе заглянула симпатичная девушка. На ней была серая спортивная куртка, а на спине большой рюкзак.
— Восемнадцатое место здесь? – тоненько спросила она. Я кивнул и смерил её оценивающим взором. У девушки были светлые волосы и брови. Она была высокой и стройной. Следом вошли две её подруги. Одна рослая и крепко сбитая брюнетка с крепкими ляжками и большой грудью, вторая рыжая, и, несмотря на осень, вся в веснушках. Они тоже закинули свой багаж наверх и, рассевшись, принялись оживленно болтать, совершенно не замечая меня. То у одной, то у другой поминутно звонил мобильник. Если звонил кто-то из родителей, они отвечали устало — хамским тоном, если звонил бойфренд – ласково ворковали… Я угрюмо смотрел в окно.
Поезд шумно тронулся. За окном побежал перрон, столбы, заборы, товарные вагоны. Медленно, затем всё быстрее… Было уже совсем темно, и в чёрном окне вспыхивали яркие фонари, мелькавшие на улице. В купе стоял полумрак. Девушки достали пиво. Они стали обсуждать кто где был летом. В речи проскакивали названия далёких городов и отелей: Мармарис, Кемер, Кургада, Домина корал бей… Для меня же все эти названия были словно из другого мира. Того самого, в который я сейчас ехал. Примет ли он меня? И если да, то как?
Потом выдали бельё. Я застелил свою верхнюю полку. Свернув куртку вчетверо, положил её под голову – так, чтобы не украли, и лёг. Свинцовая тяжесть медленно отступала. Однако уснуть не получалось. Мешал непривычный стук колёс и звонкие голоса девушек, не смолкавшие ни на минуту. Как я понял, все они были москвичками, спортсменками, занимающимися лёгкой атлетикой, а сейчас они возвращались с очередных соревнований домой. Сон пришёл незаметно. Я не спал, а дремал без сновидений, но даже и во сне я слышал их голоса…
Проснулся я ночью, оттого, что поезд резко встал. На часах было два

Скорый скорый поезд. Часть 4 (Окончание) — Принуждение (Изнасилование)

Автор: admin

— Есть! А вам какое, сильное или слабое? – деловито осведомилась она, строго глядя на меня поверх очков. Не наркоман ли?
— Давайте сильное! – махнул я рукой.
— Вот отличный индийский препарат, от него даже слоны засыпают! Таблетки маленькие, но целую не принимайте, иначе будете спать двое суток. На ночь принимайте четвертинку, понятно?
— Спасибо, — сказал я, принимая из её сухой ручонки пузырёк. Надо бы не забыть!
Мой поезд был уже готов к отправке — даже проводница поднялась в тамбур, и потому я поспешил вернуться. Вот только воду я так и не купил…
Как я и предполагал, ночью девицы спать не собирались. Вместо этого они галдели и хохотали, постоянно обсуждая «мужиков». Я несколько раз пытался уснуть, но стоило мне только забыться сном, как меня тут же будил чей-то хохот. К усталости быстро добавилась злость. Девушки где-то достали большую бутылку минералки, и теперь шумно глотали из неё воду, передавая её по кругу. Жажда мучила меня уже давно, теперь же поездка и вовсе стала напоминать изощрённую китайскую пытку — когда человека лишают воды и сна!
К моему счастью, они вскоре все вместе собрались покурить. Для такого важного дела они долго красились, причёсывались, шуршали сумочками, пока, наконец, их голоса не смолкли где-то в конце коридора… Не в силах больше терпеть, я спрыгнул вниз со своей верхотуры, схватил бутылку и сделал из неё несколько жадных глотков. Живительная влага нежно растеклась по пересохшему горлу. До чего же хорошо! Лишь на губах остался горький и противный привкус женской помады.
Чтобы не терять времени даром, я нащупал в кармане пузырёк со снотворным. Забыться! Я уже, было, достал одну таблетку, чтобы принять её на сон грядущий, но потом, поразмыслив немного, решил, что пользы будет гораздо больше, если спать лягут сами девушки. Да если они замолчат, я усну и без снотворного! Достав из бутылочки три таблетки по числу девушек, я опустил их в бутылку с минералкой. Крохотные пилюли медленно опустились на дно, быстро покрываясь пузырьками воздуха. Спустя мгновение, они уже растворились без следа. Плотно закрутив крышку, я поставил бутылку на прежнее место и крайне довольный собой полез обратно наверх… Девушки возвратились не скоро. Уже издалека в коридоре послышался их смех. В купе они вошли, смеясь пуще прежнего, обсуждая какого-то парня, который с ними заговорил в тамбуре. Их хохот, наверное, слышал весь вагон… Парень явно не оставил их равнодушными. Но вот, каждая сделала по большому глотку из бутылки. Потом по второму. Речь стала замедляться, а голоса становились всё тише и глуше…
— Может спать ляжем? – неуверенно предложила Грудастая.
— Да, меня тоже что-то вырубает… — подхватила Рыжая, делая ещё один большой глоток из бутылки.
«Ага! » — подумал я, — «знай наших! ».
— Ну ладно, тогда спать, — согласилась Блондинка, забираясь к себе наверх. Уже через пять минут в купе воцарилась тишина. Впервые за всю поездку! Я мысленно похвалил себя за находчивость, а вместе со мной, наверное, и весь вагон! Девушки спали сном младенца. Впервые за всю поездку я улыбнулся. Спустившись с полки вниз, я вышел в коридор. Теперь можно было не торопиться. Я могу лечь спать в любой момент!
В коридоре было тихо. Половина лампочек не горела. Поезд спал. За тёмными окнами мелькали всё те же заводы, трубы, бетонные ограды… Вид у них был жуткий и заброшенный. Но сейчас мне не было дела до сюрреалистических пейзажей моей бедной Родины. Мысли были совсем о другом: после сегодняшнего стриптиза, случайно подсмотренного в купе, мне безумно хотелось секса! И теперь, стоя возле окна, я томился своим желанием, которое овладело мной полностью и без остатка… Вот бы встретить сейчас прекрасную незнакомку. Клянусь, я нашёл бы, что ей сказать! Но была ночь. И если даже в поезде и были девушки, согласные на секс с первым встречным, все они, увы, давно спали… Я постоял ещё немного и вернулся в купе, так никого не встретив. Тишина. Ни единого звука. Девушки спали, как убитые. Мой взгляд упал на Рыжую

Скорый скорый поезд. Часть 4 (Окончание) — Принуждение (Изнасилование)

Автор: admin

Сон сошёл так же быстро, как и налетел. Я открыл глаза, и снова увидел над головой низкий потолок купе. Видно, зачитавшись, я опять уснул. Мерный стук колёс, который так раньше мешал мне, теперь баюкал… Внизу царило какое-то оживление. Мои весёлые соседки, видимо, решив, что я сплю, стали переодеваться. Не поверив своим глазам, я помотал головой. Но это был не сон! Ни свитеров, ни футболок на них не было – все три девушки были в лифчиках и джинсах. Рыжая, стоя ко мне спиной, копалась в своей сумке. Блондинка вертелась перед зеркалом. Грудастая складывала вещи. Неожиданно она достала из пакета какую-то футболку.
— Девочки, а как вам эта? – задумчиво спросила она.
— Нормально! – отозвалась Рыжая, не оборачиваясь. — Пойдёт, — ответила Блондинка. Без свитера она казалась совсем худенькой. — Ну ладно, — сказала Грудастая, и вдруг расстегнула свой лифчик на спине. Я чуть не упал с полки! Сердце застучало с бешеной силой, кровь прилила к лицу, в голове зашумело. Боже мой… Правая рука, лежавшая под одеялом, невольно потянулась к члену…
Лифчик медленно сползал с её тела, обнажая большую и красивую грудь, один вид которой мог бы свести с ума любого мужчину! Грудь была крепкой, налитой, будто две спелые дыньки… И самое главное, так близко! От возбуждения член стал совсем твёрдым. Потеряв над собой контроль, я безотчётно сжимал его под одеялом, чувствуя, как он пульсирует в моей руке… Но тут и Блондинка расстегнула свой маленький, словно детский, бюстгальтер. Медленно и легко, словно шуршащий осенний листок, он слетел к её ногам.
Женское тело… Что может быть прекрасней тебя? От увиденной красоты, мои глаза расширились настолько, что готовы были выпрыгнуть из орбит! Каким-то чудом я сдерживал себя от того, чтобы застонать. Ещё сложнее было обуздать своё дыхание — от крайнего возбуждения я стал задыхаться, словно от быстрого бега.
У Блондинки грудь была совсем небольшая, но тоже очень красивая. Её светлые волосы красиво лежали на обнажённых плечах, а на спине виднелся еле заметный след от купальника. Расстегнув ремень, она спустила свои джинсы вниз, повернувшись ко мне спиной. Её узкая попка была туго обтянута чёрными трусиками… Не в силах больше сдерживаться я зажмурился, чтобы не кончить прямо там – под одеяло…
Как я понял из их разговора, в Москве девочек встречали парни. Они у них были все крутые – на тачках, при деньгах. Девушки тоже не хотели отставать, и потому начали наводить марафет ещё с вечера. Кто знает, вдруг после тёплой встречи им предстоит не менее горячая ночь?
Что касается меня, то уже год у меня не было секса, и от увиденного, всё внутри сжалось. Я лежал тихо — тихо, боясь выдать себя даже стуком сердца, щуря глаза, будто спящий, украдкой наблюдая за происходящим лишь сквозь узенькие щелочки, за которыми трудно было что-либо разглядеть. Ничего не подозревающие девчонки устроили мне настоящей стриптиз, который возбудил меня до крайности! Впрочем, сами они, конечно же, не ощущали собственной красоты, и потому через пару минут каждая вновь нарядилась в свои неуклюжие зимние шмотки, полностью скрывшие всю красоту…
Вечером поезд остановился возле какого-то вокзала. Проводница объявила стоянку, и народ не спеша, потянулся к выходу — покурить и размяться. Я тоже вышел. Темнело. Небо над головой было таким же грязно — серым, как и снег под ногами. Москва была уже совсем близко…
На перроне мой взгляд привлекли киоски. После тяжёлого и рыхлого сна очень хотелось пить. Однако минеральной воды нигде не было. В ларьках был только алкоголь. Последний киоск оказался и вовсе аптечным — белый, с выцветшей сине — зелёной полоской давно забытой фирмы «Натур продукт». Я подумал, что неплохо было бы купить себе снотворного, чтобы заснуть и уже не просыпаться до самой Москвы… — Снотворное есть? – небрежно спросил я у бабули в белом халате, заглянув к ней через крохотное оконце

Скорый скорый поезд. Часть 3 — Подростки (Школьники)

Автор: admin

Время в поезде летело незаметно. Иногда мне казалось, что стрелки на часах замерли и не двигаются, а иногда под стук колёс пролетало сразу несколько часов, словно их и не было совсем. Зимой темнело рано, и над белыми полями за окном, небо быстро меняло свой цвет: вначале оно стало сначала серым, потом сиреневым, потом чёрным. Тонкой, извилистой цепью, за лесом мерцало шоссе. Словно светлячки, по нему ползли десятки машин, освещая себе путь фарами. В поезде зажгли свет. Мы подъезжали к какому-то городу. В городах мы стояли долго. Набросив на плечи куртку, я вышел на перрон покурить и размяться. С неба падали крупные хлопья снега, оставляя на лужах круги. В светящемся названии города не хватало нескольких букв.
Не успел поезд остановиться, как тотчас же к нему сбежались местные старушки с корзинками. Одна продавала самовязные шерстяные носки, другая горячие пирожки с брусникой, третья газеты. Я купил себе пирожков, пару шерстяных носок и газету – в общем, весь ассортимент. Спрятав за пазуху покупки, я вернулся в купе. Там я натянул свою шерстяную обновку (в поезде ужасно дуло) и забрался на свою верхнюю полку. Мои соседки тоже уже вернулись с вокзала, как обычно, с пивом и, разлив его по стаканам, снова принялись обсуждать какую-то фигню. На этот раз они сетовали на то, что мужчина может мочиться стоя, а женщина должна все снимать, чтобы присесть под кустом. От этого у них невольно создавалось ощущение, что женщина создана такой, чтобы мужчине было удобнее ею пользоваться, в то время, как об удобстве самой женщине боги позаботились значительно меньше… Чтобы не слушать вздор юных феминисток, я решил полностью отдаться чтению газеты. Пробежав жиденькую колонку пошлых анекдотов, я стал, было, читать биографию Димы Билана — статья была выпущена к его очередному юбилею. Однако это было ужасно скучно, и я переключился на криминальную хронику. Там всегда есть от чего содрогнуться! Вначале рассказывалось о том, как в Самаре погибло двое девушек в аварии. Они просто сидели на заднем сидении машины, ставшей для них роковой. Потом в красках было изображено какое-то заказное убийство крупного политика в Ингушетии. Эту новость я тоже пробежал «по диагонали» — без особого внимания. Подумаешь заказное! Они ведь чуть ли не каждый день… Наконец речь мне попалась любопытная заметка про необычное ограбление с сексуальным подтекстом. Статья так и называлась «Преступление ради секса». Не далее, как сегодня, я уже имел «счастье» слышать две криминальные истории, и теперь мне стало интересно, какие же ещё преступления совершаются на свете ради секса? Рассказ занимал целый разворот, и, увлекшись им, я постепенно перестал замечать всё вокруг…
Валерия была проводницей в поездах дальнего следования. Её лучшая подруга Тоня работала в той же бригаде, и часто, когда пассажиры отходили ко сну, Валерия уходила в вагон к Тоне. У той всегда было шумно и весело, играло радио, а в купе обязательно сидел какой-нибудь молодой человек, напросившийся «в гости». Дорога грохотала за окнами вёрстами и километрами, часто — часто мелькали столбы, отмеряя расстояние пунктиром. А в проводницком купе было тепло, светло и уютно! Как-то раз, за чашкой чая, Тоня спросила, словно невзначай:
— Какие у тебя чудесные серёжки! Где ты их покупала?
— Нигде, это фамильные, они мне достались от бабушки… — похвасталась Валерия.
— Но ведь это не настоящие рубины?
— Это самые настоящие, чистые рубины!
— Так они же сейчас бешеных денег стоят! Продай, а? — Не могу, они мне дороги, как память.
— Ну продай! Ты же брюнетка, тебе они всё равно не идут, а я рыжая, мне как раз нужны рубины, чтобы подчеркнуть мой огненный цвет волос!
Но Валерия стояла на своём. Подруга больше не стала настаивать, но что-то в её взгляде насторожило Валерию. Уж очень недобрым он был, словно она задумала что-то нехорошее…
С того дня прошла пара недель. Как-то раз их поезд перегоняли с одного вокзала на другой

Скорый скорый поезд. Часть 3 — Подростки (Школьники)

Автор: admin

Пассажиров в нём не было, и все вагоны были пусты. Лишь в некоторых из них дежурили проводники. В своём вагоне Валерия была одна. Без пассажиров в поезде было тихо и спокойно. Всегда бы так! К вечеру стало прохладно, и она подбросила в печку угольку. Сразу стало теплей и как-то уютней. В тамбуре хлопнула дверь. Валерия выглянула в коридор и увидела Тоню. Она была не одна. Рядом с ней стоял какой-то малоприятный мужчина, высокого роста и крепкого телосложения. У него была очень короткая стрижка, а через лоб пролегла глубокая морщина. Всем своим видом он напоминал орангутанга. Или гориллу.
— Привет, Лерка! Познакомься это Коля, мой хороший друг, — радостно сообщила Тоня.
Валерия сдержано улыбнулась. Знаем мы этих «хороших друзей»…
— Мы к тебе пришли, посидеть! – продолжала Тоня.
— Выпьем за знакомство? – подхватил Коля.
— На работе? – удивилась Валерия. — Ну а чего, нас пригонят только утром, тогда уже всё уже выветрится! – убедительно сказала Тоня. И Валерия согласилась, ведь грех было не выпить за знакомство с новым парнем подруги!
Коля ловко достал из кармана бутылку водки «Слеза оленя», и они выпили за знакомство по рюмочке. Потом ещё по одной.
После третьей перед глазами всё поплыло. Водка явно была «палёная». Стало мутить… Валерия смотрела по сторонам и чувствовала, что не узнаёт привычных очертаний предметов: всё вокруг поплыло в каком-то нелепом хороводе, а монотонный гул за окном, словно бил по ушам. Валерия почувствовала, что задыхается… Коля скалил большие, как у коня, зубы, и ржал тоже, как конь. И только строго — серьёзное Тонькино лицо оставалось неподвижным. Её глаза стали узенькими, как щёлочки…
— Лер, продай мне свои серьги! – неожиданно сказала она.
— Нет… — сказала Валерия, чувствуя, как слова с трудом вылетают из её рта. Язык стал, как ватным, а нёбо – шёршавым, словно бумага.
— В последний раз прошу! Продай! – в голосе Тони послышались угрожающие нотки.
Происходящее начинало бесить Валерию. Что за настойчивость? Да ещё этот Коля как-то странно на неё смотрит…
— Да что ты ко мне прицепилась! — раздражённо сказала Валерия. Она попыталась встать, но Коля силой усадил её на место. Своими крепкими, как сталь, лапами он стиснул её руки за спиной. Валерия почувствовала, как хрустнули суставы. Тоня же спокойно встала и подошла к ней. — Ну что ж, не хотела по — хорошему, будет по — плохому, — сказала она приторно — сладким голосом, и с этими словами буквально вырвала серьги из ушей подруги. Но этого ей показалось мало. Вместе с Колей они потащили девушку по коридору. Валерия кричала, плакала, упиралась, но Коля был сильнее, к тому же ему помогала Тоня. Сильными рывками они выволокли её в тамбур. Что они собираются делать?
Тоня нажала специальный рычаг, и дверь, ведущая наружу, с шумом распахнулась… Валерия в ужасе отпрянула от гудящей темноты. В тамбур со свистом ворвался ветер.
— Не надо! – взмолилась она.
— Коля, давай… — тихо сказала Тоня, морщась от криков подруги. Коля молча сгрёб Валерию, оторвал её от пола и подтолкнул к самому краю пропасти. Девушка попыталась упереться руками в стены, но они вдвоём подтащили её к краю и сбросили вниз…
На несколько секунд, они застыли в замешательстве, с ужасом глядя друг на друга, наконец, Тоня захлопнула дверь и повернулась к Коле. Тот криво ухмыльнулся.
— Вот и всё! — удовлетворённо сказала она и улыбнулась, — а ты просто чудо! Обожаю сильных мужчин -Тогда… Как договаривались, — смущённо пробормотал Коля. — Конечно, дорогой, — улыбнулась ему Тоня. Она повернулась к Коле спиной и кокетливо приподняла юбку, обнажая аккуратную попку в трусиках — стрингах.
— Давай, милый, — сказала она -только нежнее!
— Ха, — сказал Коля, — это уж как получится… Должок платежом красен!
Валерия очнулась, лёжа на земле. Ей повезло – выпав из поезда, она упала не на каменную насыпь, а в придорожный мох, который сильно смягчил падение. Однако, несмотря на это, ей тоже досталось немало: все колени и локти были рассажены в кровь

Скорый скорый поезд. Часть 2 — Принуждение (Изнасилование)

Автор: admin

Время шло, и поезд всё дальше увозил меня от родного города. Под мерный стук колёс за окнами мелькали густые заснеженные леса, чёрные поля, бетонные заборы, потемневшие трубы заводов и линии электропередачи.
После обеда я лежал на своей верхней полке и слушал MP3 — плеер. Под музыку легче переносить ожидание. Трое моих соседок тоже отдыхали. Та, что была покрупнее — с большой грудью, играла в мобильник. Рыжая развернула газету «Спид — инфо» с голой Анфисой Чеховой на обложке. Субтильная блондинка разгадывала кроссворд. — Девчонки, тут мне статья попалась, как раз про железную дорогу… — неожиданно оживилась Рыжая.
— Чё пишут? – равнодушно спросила Грудастая, ожесточённо щёлкая кнопками телефона. — Про то, как рискуют на работе молодые проводницы… — И чем же они рискуют? – спросила Блондинка, нехотя отрываясь от интересного кроссворда. — Почти каждый месяц в поездах дальнего следования проводницы подвергаются сексуальному насилию, — нараспев прочитала Рыжая низким голосом.
— Ничего себе, — безучастно зевнула Блондинка.
— Ну, это ещё не так часто, — успокоила Грудастая, — могло быть и чаще.
— Здесь и пример есть! — воскликнула Рыжая, и её подруги послушно отложили свои занятия, чтобы послушать ещё одну историю…
Валентина работала проводницей на линии Москва — Душанбе…
— Это, кажется, Туркмения, да? … — попыталась перебить Блондинка, но Грудастая её резко осадила: тихо, дай послушать!
— В тот день пассажиров в вагоне ехало много, было шумно, играло радио. Кто-то стоял в коридоре, наблюдая, как за окном проносится голая степь, кто-то пил в купе коньяк, кто-то спал. Валентина зашла в своё проводницкое купе, и устало опустилась на нижнюю полку. Было жарко. Она расстегнула верхнюю пуговку форменной васильковой блузки и откинула форточку. Свежий степной ветерок ворвался в купе, ласково теребя её длинные светлые волосы. В дверь постучали. Она встала и отодвинула задвижку. На пороге показалось трое рослых парней. — Здравствуйте, а мы к вам! – весело сказал один и затолкнул проводницу обратно в её купе. За ним вошли двое других, и последний запер за собой дверь…
— Что было дальше? – спросила Блондинка, потому что Рыжая вдруг перестала читать вслух, видимо происходящее в рассказе взволновало её.
— Тихо, я же читаю! – возмутилась Рыжая.
— Насиловать, наверное, будут… — равнодушно сказала Грудастая, с хрустом откусывая огурец… Двое парней опрокинули проводницу на небольшой столик, который имеется в каждом купе. Третий раздвинул ей ноги. Он быстро сорвал с её шеи форменный галстук и засунул ей в рот, чтобы она не кричала, а потом задёрнул шторы и включил радио. Визгливый Дима Билан теперь послушно заглушал все звуки, исходившие из этого купе. Валентина мычала, пытаясь оттолкнуть мужика, но тот одним резким движением разорвал у неё на груди блузку. Она попыталась прикрыться, но двое других крепко держали её за руки. Кто-то разорвал на ней лифчик, и взору парней открылась её великолепная упругая грудь. Кто-то стал грубо ласкать её, другой полез к ней под юбку. Валентина пыталась сдвинуть вместе коленки, но её ноги были слишком широко расставлены, и ей оставалось только терпеть эти грубые ласки… Сильные мужские руки яростно сжимали её тело, целовали, теребили соски, гладили её между ног, отчего всё там становилось таким влажным… Почувствовав это, самый крупный из них ухмыльнулся и резко стянул с неё трусики. Валентина поняла, что сейчас её будут насиловать, но эта страшная мысль пугала её уже меньше. Какая-то часть её уже хотела этого… Ей горячая возбуждённая киска требовала продолжения!
Громила расстегнул ширинку и достал свой огромный член, напоминавший дубину. Валентина пришла в ужас — такого большого она ещё никогда не видела и потому искренне испугалась! Её показалось, что он её просто разорвёт…
Мужик приставил свой член к её киске и резко вошёл внутрь

Скорый скорый поезд. Часть 3 — Подростки (Школьники)

Автор: admin

Поведение Тони возмутило их до глубины души.
-…И теперь у меня ни денег, ни документов, как добираться до Питера непонятно… — закончила она свой рассказ. — А как же вы с нами расплатитесь? – сразу же спросил Миша упавшим голосом.
— Да погоди ты! – осадил его Костя, — не в этом дело!
— У меня нет денег, — сказала она, однако мальчишки посмотрели на неё так испуганно, что она поняла, что отблагодарить их всё же надо… Валерия попросила Костю завести машину в какое-нибудь тихое и безлюдное место. Машина съехала с городской улицы и остановилась в тени густого ивового куста. С одной стороны их закрывали остатки старой крепостной стены, с других сторон – густая зелень. Ребята поняли её без слов. Костя пересел к ней на заднее сиденье и нежно провёл рукой по её бёдру. Она ласково приспустила его брюки, достав наружу молодой горячий член, и нежно поцеловала его. Парень довольно застонал, откинув голову назад. Валерия делала минеты почти профессионально, и её парни всегда просили её поделать это перед настоящим сексом. Она провела язычком по тугой уздечке, погрузив, было, член в свой рот на всю длину, но тут же снова достала и посмотрела на мальчика. Костя блаженствовал. Она ещё крепче сжала его член и принялась ласкать его губами, помогая себе рукой. Она сжимала твёрдый и горячий пенис, отчего парень стонал всё громче. Положив руку ей на затылок, он попытался, было, направлять её движения. Однако Валерия резко сбросила руку. Она не нуждалась в направлениях! В кульминационную секунду член стал совсем твёрдым и упругим. На секунду он замер в неподвижности, и тут… В рот Валерии брызнула первая тёплая струйка… За ней последовала другая и третья… Она слизывала всё до капельки, довольно причмокивая и мурлыкая, как кошечка. Костя стонал, не в силах скрыть своё наслаждение. Когда же он кончил и в блаженстве растянулся на сиденье, она сделала то же самое и Мише, мокрым, от первого раза ротиком. После секса парни дружно побежали ополоснуться на колонку, а Валерия откинулась на сиденье, забросив ноги на спинку переднего кресла. Во рту был вкус сразу двух мужчин. Один сладкий, как детское молочко, другой солёный, как огуречный рассол… Наслаждение бежало по телу приятными волнами…
Парни быстро вернулись и снова сели спереди.
— Ну что делать будем? – серьёзно спросил Миша.
— Мальчики, а до Питера вы меня не подвезёте? – жалобно попросила она.
Тоня всё ещё лежала на животе, уставившись тяжёлым немигающим взором в пол. В ушах стоял стук колёс. Мыслей не было. Сперма текла из неё рекой. Казалось, она была везде: в попе, во рту, внутри … Дикая усталость не давала пошевелить её даже мизинцем. Возможно, она даже несколько раз проваливалась в сон. Коля ушёл куда-то и уже час не появлялся. Наконец, пересилив себя, Тоня медленно села, потом встала и подошла к двери. На ней совсем не было одежды, но это было и не важно, ведь поезд шёл пустым. Однако дверь оказалась заперта. Тоня метнулась назад к своей одежде, разбросанной по полу. Ни ключей, ни серёжек, ни, конечно же, денег не было. Она в бессильной ярости несколько раз ударилась о дверь, а потом медленно опустилась на пол и горько зарыдала…
За окнами «Москвича» мелькали яркие огни фонарей. Была ночь, однако парни мужественно вели машину, сменяя один другого. Пост ГИБДД на выезде из Пскова удалось успешно миновать. Местные гайцы редко тормозили своих, а номера на машине были псковские. Дорога шла через лес. Машину трясло и подбрасывало на каждой кочке. Казалось, дорога никогда не кончится. Встречные машины, стремительно проносясь мимо, обдавали светом своих ночных фар. Валерия, было, задремала, но тут же очнулась и больше уже не спала. Надо было следить за дорогой! Спустя три часа машина въехала в город Лугу.
— Мда… Никогда здесь не был! – честно признался Костя, — и как же мы обратно поедем?
— Не волнуйтесь, ребята, дома я вам заплачу, так что всё будет хорошо! — пообещала Валерия

Скорый скорый поезд. Часть 2 — Принуждение (Изнасилование)

Автор: admin

Время шло, и поезд всё дальше увозил меня от родного города. Под мерный стук колёс за окнами мелькали густые заснеженные леса, чёрные поля, бетонные заборы, потемневшие трубы заводов и линии электропередачи.
После обеда я лежал на своей верхней полке и слушал MP3 — плеер. Под музыку легче переносить ожидание. Трое моих соседок тоже отдыхали. Та, что была покрупнее — с большой грудью, играла в мобильник. Рыжая развернула газету «Спид — инфо» с голой Анфисой Чеховой на обложке. Субтильная блондинка разгадывала кроссворд. — Девчонки, тут мне статья попалась, как раз про железную дорогу… — неожиданно оживилась Рыжая.
— Чё пишут? – равнодушно спросила Грудастая, ожесточённо щёлкая кнопками телефона. — Про то, как рискуют на работе молодые проводницы… — И чем же они рискуют? – спросила Блондинка, нехотя отрываясь от интересного кроссворда. — Почти каждый месяц в поездах дальнего следования проводницы подвергаются сексуальному насилию, — нараспев прочитала Рыжая низким голосом.
— Ничего себе, — безучастно зевнула Блондинка.
— Ну, это ещё не так часто, — успокоила Грудастая, — могло быть и чаще.
— Здесь и пример есть! — воскликнула Рыжая, и её подруги послушно отложили свои занятия, чтобы послушать ещё одну историю…
Валентина работала проводницей на линии Москва — Душанбе…
— Это, кажется, Туркмения, да? … — попыталась перебить Блондинка, но Грудастая её резко осадила: тихо, дай послушать!
— В тот день пассажиров в вагоне ехало много, было шумно, играло радио. Кто-то стоял в коридоре, наблюдая, как за окном проносится голая степь, кто-то пил в купе коньяк, кто-то спал. Валентина зашла в своё проводницкое купе, и устало опустилась на нижнюю полку. Было жарко. Она расстегнула верхнюю пуговку форменной васильковой блузки и откинула форточку. Свежий степной ветерок ворвался в купе, ласково теребя её длинные светлые волосы. В дверь постучали. Она встала и отодвинула задвижку. На пороге показалось трое рослых парней. — Здравствуйте, а мы к вам! – весело сказал один и затолкнул проводницу обратно в её купе. За ним вошли двое других, и последний запер за собой дверь…
— Что было дальше? – спросила Блондинка, потому что Рыжая вдруг перестала читать вслух, видимо происходящее в рассказе взволновало её.
— Тихо, я же читаю! – возмутилась Рыжая.
— Насиловать, наверное, будут… — равнодушно сказала Грудастая, с хрустом откусывая огурец… Двое парней опрокинули проводницу на небольшой столик, который имеется в каждом купе. Третий раздвинул ей ноги. Он быстро сорвал с её шеи форменный галстук и засунул ей в рот, чтобы она не кричала, а потом задёрнул шторы и включил радио. Визгливый Дима Билан теперь послушно заглушал все звуки, исходившие из этого купе. Валентина мычала, пытаясь оттолкнуть мужика, но тот одним резким движением разорвал у неё на груди блузку. Она попыталась прикрыться, но двое других крепко держали её за руки. Кто-то разорвал на ней лифчик, и взору парней открылась её великолепная упругая грудь. Кто-то стал грубо ласкать её, другой полез к ней под юбку. Валентина пыталась сдвинуть вместе коленки, но её ноги были слишком широко расставлены, и ей оставалось только терпеть эти грубые ласки… Сильные мужские руки яростно сжимали её тело, целовали, теребили соски, гладили её между ног, отчего всё там становилось таким влажным… Почувствовав это, самый крупный из них ухмыльнулся и резко стянул с неё трусики. Валентина поняла, что сейчас её будут насиловать, но эта страшная мысль пугала её уже меньше. Какая-то часть её уже хотела этого… Ей горячая возбуждённая киска требовала продолжения!
Громила расстегнул ширинку и достал свой огромный член, напоминавший дубину. Валентина пришла в ужас — такого большого она ещё никогда не видела и потому искренне испугалась! Её показалось, что он её просто разорвёт…
Мужик приставил свой член к её киске и резко вошёл внутрь

Скорый скорый поезд. Часть 1 — Принуждение (Изнасилование)

Автор: admin

Над городом сгущались осенние тучи. Стремительно темнело. Я быстро шёл к вокзалу, закинув на плечо тяжёлую спортивную сумку. Здесь, в этом маленьком провинциальном городке, меня больше ничего не держало. Я ехал в Москву, искать своё счастье. У меня не было ничего, и было одновременно всё – свобода! Я мечтал о том, чтобы добиться всего своими руками, и теперь был в самом начале этого пути, верного пути!
У вокзала лежал грязный рыхлый снег; один за другим зажигались тусклые оранжевые фонари. Мой поезд уже стоял на пути. На перроне было много народу, и все они спешили с тележками и рюкзаками к своим вагонам, чтобы не опоздать. У входа на перрон было много милиции. Носильщики уныло катили пустые железные тележки. Громко вещало хрипловатое вокзальное радио. В поезд пока не пускали, и я замер у своего седьмого вагона в ожидании, прислонившись спиной к облезлому бетонному столбу. Мне предстояло провести в поезде трое суток. Так бесконечно долго я ещё никуда не ездил! Однако меня ничего не пугало. Я ехал искать счастья!
Поодаль стояла целая стайка девушек. Они оживлённо и весело трещали, и, судя по говору, были украинками. На них были яркие разноцветные куртки, рюкзаки и вязаные шапочки. Их смех был так заразителен, что, глядя на них, поневоле начал улыбаться и я, каждый раз, смущенно отворачиваясь, чтобы скрыть свою улыбку, ни с того, ни с сего возникавшую на лице. Остальные пассажиры стояли с серыми и непроницаемыми лицами. Каждый хотел поскорее завалиться на свою полку. В лужах таял оранжевый свет фонарей, растворяясь в радужной бензиновой плёнке.
Из тамбура появилась проводница, распахнув дверь в свой по — военному зелёный вагон. Она стала небрежно проверять билеты, небрежно листая паспорта. — Шестнадцатое место, — сурово сказала она, пробежав глазами мой документ.
В вагоне стоял полумрак. Узкий коридор. Ровные ряды дверей. На окнах застиранные жёлтые занавески. Я быстро отыскал своё купе и, забросив наверх багаж, уселся на нижнюю полку. В купе постоянно кто-то заглядывал. То полная тётка — челнок с большими клетчатыми сумками, то какой-то дагестанец с блуждающим взором. Неожиданно в купе заглянула симпатичная девушка. На ней была серая спортивная куртка, а на спине большой рюкзак.
— Восемнадцатое место здесь? – тоненько спросила она. Я кивнул и смерил её оценивающим взором. У девушки были светлые волосы и брови. Она была высокой и стройной. Следом вошли две её подруги. Одна рослая и крепко сбитая брюнетка с крепкими ляжками и большой грудью, вторая рыжая, и, несмотря на осень, вся в веснушках. Они тоже закинули свой багаж наверх и, рассевшись, принялись оживленно болтать, совершенно не замечая меня. То у одной, то у другой поминутно звонил мобильник. Если звонил кто-то из родителей, они отвечали устало — хамским тоном, если звонил бойфренд – ласково ворковали… Я угрюмо смотрел в окно.
Поезд шумно тронулся. За окном побежал перрон, столбы, заборы, товарные вагоны. Медленно, затем всё быстрее… Было уже совсем темно, и в чёрном окне вспыхивали яркие фонари, мелькавшие на улице. В купе стоял полумрак. Девушки достали пиво. Они стали обсуждать кто где был летом. В речи проскакивали названия далёких городов и отелей: Мармарис, Кемер, Кургада, Домина корал бей… Для меня же все эти названия были словно из другого мира. Того самого, в который я сейчас ехал. Примет ли он меня? И если да, то как?
Потом выдали бельё. Я застелил свою верхнюю полку. Свернув куртку вчетверо, положил её под голову – так, чтобы не украли, и лёг. Свинцовая тяжесть медленно отступала. Однако уснуть не получалось. Мешал непривычный стук колёс и звонкие голоса девушек, не смолкавшие ни на минуту. Как я понял, все они были москвичками, спортсменками, занимающимися лёгкой атлетикой, а сейчас они возвращались с очередных соревнований домой. Сон пришёл незаметно. Я не спал, а дремал без сновидений, но даже и во сне я слышал их голоса…
Проснулся я ночью, оттого, что поезд резко встал. На часах было два

« Предыдущие записи